Мистер Мейфэр

Tekst
Sari: Мистер #1
14
Arvustused
Loe katkendit
Märgi loetuks
Kuidas lugeda raamatut pärast ostmist
Kas teil pole raamatute lugemiseks aega?
Lõigu kuulamine
Мистер Мейфэр
Мистер Мейфэр
− 20%
Ostke elektroonilisi raamatuid ja audioraamatuid 20% allahindlusega
Ostke komplekt hinnaga 6,79 5,43
Мистер Мейфэр
Audio
Мистер Мейфэр
Audioraamat
Loeb Елена Дельвер
3,85
Sünkroonitud tekstiga
Lisateave
Мистер Мейфэр
Šrift:Väiksem АаSuurem Aa

Louise Bay

Mr. Mayfair (Book 1)

Copyright © 2019 Louise Bay

© Любимова Е., перевод на русский язык, 2022

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2022

Глава 1. Бек

– Все эти байки насчет Кевина Бэйкона[1] – просто чушь собачья, – изрек я, отбивая меленький черный резиновый мяч ракеткой.

Декстер резко отпрыгнул в сторону, потому что мяч летел ему прямо в яйца.

– Чем тебе не угодил Кевин Бэйкон?

– Да я к тому, что «теория шести рукопожатий» – полное дерьмо.

– Что? – спросил Декстер, прерывисто дыша. Он отчаянно мне проигрывал, а это наверняка заденет его чувствительное эго. Без сомнения, он объяснит свое поражение травмой, которую получил, катаясь на горных лыжах, из-за чего до сих пор жаловался. Как по мне, любой придурок, кто этим занимается, заслуживает, чтобы переломать кости – катание со страшной скоростью с горы с консервными банками на ногах не может привести ни к чему хорошему.

– Ну, ты знаешь, всякая ерунда насчет того, что любой человек на планете связан с любым другим через шесть человек – друг друга его друга и так далее…

– А зачем сваливать все на Кевина Бэйкона? Не он же это придумал, – произнес Декстер прежде, чем подать мяч.

– Ну ладно, если хочешь занудствовать, уточняю: Фридьеш Каринти[2] – полный придурок.

– Что-то не пойму, ты что, материшься по-украински?

– По-венгерски, – ответил я, вытирая лоб рукавом. Я привык оценивать пользу от физических упражнений не по сожженным калориям или времени, проведенному в спортзале, а по количеству выделенного при этом пота. Было бы здорово, если бы кто-то изобрел устройство для измерения потоотделения – я готов вложить в это хорошие деньги. Как по мне, чем больше затраченных усилий, тем лучше результат. – Так вот, этот венгр и придумал эту дурацкую теорию. По крайней мере, так об этом говорится в Википедии.

– Твою мать, – сплюнув, с досадой произнес он, когда мяч ударился о стену ниже красной линии, принеся мне победу, в которой я ничуть не сомневался, еще когда мы только пришли на корт.

Впрочем, надо отметить, что Декстер проигрывал в сквош, только когда у него возникали финансовые неприятности, поэтому-то я не собирался особо ликовать по поводу выигрыша.

– Я понял. А в чем, собственно, проблема?

Я наклонился и поднял катившийся ко мне мяч.

– В том, что эта теория не работает. Я прошерстил всех своих знакомых, но так и не нашел кого-то, кто смог бы меня представить этому Генри Доуни.

– Ты все еще не оставляешь попыток завести знакомство с этим старым хрычом с миллиардами? – Декстер ухмыльнулся, словно моя неудача в бизнесе могла компенсировать ему то, что я разбил его наголову на корте. – Пора бы тебе уже завязать с этим делом.

– Генри Доуни – не просто миллиардер. Это миллиардер, который стоит между мной и сделкой на девять с половиной миллионов. А я не собираюсь терять такие деньжищи. Я действительно обращался ко всем своим знакомым в надежде, что кто-то сможет меня ему представить, но все безрезультатно. Я думал, может, у одного из вас есть выход на него. Какая радость иметь богатых успешных друзей, если от них никакого толку?

– Ты наезжаешь на нас, твоих пятерых лучших друзей, которые ради тебя готовы пойти в огонь и в воду?

Он, разумеется, знал, что я шучу, как и я знал, что «Манчестер Юнайтед» непременно победит в Лиге чемпионов. Вообще-то мы с этими ребятами подружились еще в подростковом возрасте, а то, что все они стали богатыми и успешными, – следствие стечения обстоятельств. Их богатство и положение в обществе не имели для меня ни малейшего значения. Они были самыми прекрасными людьми из всех, кого я знал, за исключением разве что моего отчима. И я тоже без колебаний пойду в огонь и в воду ради них, как и они ради меня. Однако это вовсе не означает, что я не могу посетовать на то, что ни один из них не смог устроить для меня встречу с Генри Доуни, даже если при этом буду выглядеть капризным засранцем, каким всегда изображал меня Декстер.

Я закатил глаза и кивнул в сторону раздевалки. Мне срочно требовались душ и новый план действий.

– Мне вовсе не надо, чтобы кто-то шел ради меня в огонь. Мне всего-навсего надо, чтобы кто-нибудь представил меня человеку, которому принадлежит недвижимость, которая стоит между мной и сделкой на десять миллионов.

– Ты же раньше говорил, на девять с половиной.

– Я тебе раньше говорил, какой ты зануда?

– Ну, может, пару раз и говорил, – произнес Декстер, толкая дверь в раздевалку. – Послушай, если ты не можешь найти никого, кто бы познакомил тебя с этим дедом, почему бы тебе не выследить его, не сделать вид, что случайно на него наткнулся, и самому не завязать с ним знакомство?

Я уставился на него, всем своим видом говоря: «Спасибо за такой оригинальный совет, друг».

– Думаешь, я до этого не додумался? В прошлом месяце подстерег его в холле гостиницы Дорчестера. Он пожал мне руку и тут же испарился, не удосужившись даже спросить мое имя.

Декстер поморщился, и он был прав. Вышло очень неловко, я почувствовал себя тогда девятилетним мальчиком, встретившим Криштиану Роналду.

Открыв дверцу шкафчика, я достал телефон, чтобы проверить сообщения. Два пропущенных звонка от Даниэль. Вот дерьмо. Еще одна проблема, с которой надо разбираться.

– Правда, я умудрился получить доступ к его расписанию, и…

– С ума сойти! Как тебе это удалось?

– Лучше не спрашивай. У тебя должна оставаться возможность правдоподобно отрицать свое соучастие.

Насколько я себе представлял, я нарушил сразу несколько английских законов и пару международных, добывая эту информацию. Оставалось надеяться, что оно того стоило.

– Ну что ж, надеюсь, что вы с Джошуа не закончите свои дни в тюрьме.

Я предпочел проигнорировать намек на то, что другой член нашей команды, Джошуа, тоже втянут в это дело. Впрочем, это предположение очевидно – Джошуа обожал заниматься тем, что взламывал серверы правительственных организаций просто для того, чтобы развеяться. Остальные предпочитали играть в сквош.

– У меня хорошие связи – некоторые бы сказали, что я весьма влиятелен в кругах, связанных с торговлей недвижимостью. У меня куча денег и ресурсов. Черт возьми, теперь я даже знаю марку туалетной бумаги, которой пользуется этот тип. Но оказывается, всего этого недостаточно, чтобы просто назначить с ним встречу.

Впрочем, все сложилось бы совсем по-другому, если бы в моем свидетельстве о рождении значилось имя биологического отца.

– Тебе надо успокоиться и подумать, как действовать, черт возьми.

– Просто отличный совет, – проворчал я, просматривая почту. Одно из писем Джошуа содержало полное расписание встреч и поездок… на следующие пару месяцев. Я плюхнулся на скамью и открыл приложенный файл, надеясь увидеть, что Генри Доуни наконец-то предстоит деловой обед или встреча с кем-нибудь, кого я знал.

Но нет, ничего подобного я не обнаружил. Хотя была зарезервирована целая неделя. Неужели он собрался на отдых?

– Это ведь тот парень, у которого ты хочешь выкупить здание в Мейфэре, так ведь?

– Да, я владею всеми объектами недвижимости на этом куске земли, за исключением этого особняка. И это самое ветхое и задрипанное здание из всех, а он ничего с ним не делает. Оно пустует и просто напрашивается на реконструкцию. Самое время мне этим заняться. – Надо сказать, я был буквально одержим этим зданием с тех пор, как вообще себя помню.

– Послушай, в худшем случае ты можешь застроить весь участок вокруг.

Я покачал головой.

– Я так не работаю. Не застраиваю участки вокруг ветхого здания. Я просто сношу эту рухлядь к чертовой матери с помощью шар-бабы. – Вообще-то я уже сделал все расчеты. Я не получу значительной прибыли, если не заполучу особняк этого Генри, черт бы его побрал. А я не привык признавать поражение. И потом, речь ведь шла не только о деньгах.

Дело в том, что моя мать жила в этом доме, когда узнала, что беременна мной.

Именно оттуда ее вышвырнули, как только ее парень, владелец особняка и мой биологический отец, узнал, что она ждет ребенка.

Когда он умер, дом унаследовал его дальний родственник, а поскольку мать рассказала мне эту историю, еще когда я был подростком, с тех пор я помешался на этом доме. Возможно, мне казалось, что, если бы мне удалось его заполучить – заполучить то, что я должен был бы унаследовать, – справедливость была бы восстановлена.

Тогда я смог бы его сровнять с землей и начать жизнь заново.

Я смог бы переписать историю своей жизни.

Я внимательно изучил документ, который прислал Джошуа. Интересно, почему это Генри оставил целую неделю незанятой? Это не тот человек, который любит тратить время на отдых. Я снова все внимательно просмотрел. Единственная запись на эту неделю – М и К. Я напечатал это буквосочетание в поисковой строке Интернета в смартфоне. Что бы эти М и К могли значить? Просматривая результаты поиска, я недоумевал – вряд ли название мебельного магазина в Уигане или имя американского диджея могли иметь отношение к планам Генри. Ведь этот самый Генри не просто был представителем старой финансовой аристократии – у него был титул, графский или что-то в этом роде, хотя он обычно его не использовал. Я был полностью уверен, что он не ездит покупать мебель в Уигане и не тусуется с американскими диджеями.

 

Я вышел из Интернета и собрался позвонить Джошуа за разъяснениями, но тут пришло еще одно письмо с прикрепленным файлом. Когда я открыл его, мне сразу бросились в глаза даты, связанные с пометкой М и К. Это оказалось красиво оформленное электронное приглашение на свадьбу. Очевидно, Джошуа тоже заинтриговали таинственные буквы, как и меня. Неужели свадебные торжества длятся целую неделю? Эти люди и приглашенные ими гости вообще работают? Буква М означала Мэттью, а К – Карен: это были имена жениха и невесты. Я поискал информацию о них в Гугле. К сожалению, я не был с ними знаком, что, впрочем, неудивительно. Они оба выглядели так, словно могли познакомиться только на поле для крокета – забавы, как известно, лишь для аристократов. Мэттью красовался на снимках в спортивных куртках и соломенных шляпах. Сложно сказать, что отличает выпускников Итонского колледжа и наследников «старых денег» от большинства обычных людей, но они другие. И я даже не знаю, в чем дело – в небрежно лежащих волосах или излучаемой ими уверенности, связанной с осознанием собственного привилегированного положения.

Великосветская свадьба станет прекрасным мероприятием, на котором можно попытаться познакомиться с Генри. Он будет расслабленным и наверняка в хорошем настроении от общения с людьми своего круга.

Но вся загвоздка в том, что люди его круга общения вовсе не принадлежали к моему.

Я был новоиспеченным нуворишем, обладателем «новых денег», из-за чего путь на эти свадебные торжества был мне заказан. Можно было не сомневаться, что все попытки проникнуть в эту тусовку останутся безрезультатными, потому что никто не ответит на мои звонки, и я так и не встречусь с Генри Доуни.

– Кстати, если уж мы заговорили о шар-бабе… как поживает Даниэль? – спросил Декстер, прерывая мои навязчивые мысли о Генри.

Я поднял на него взгляд, оторвавшись от телефона.

– Что? У нее все замечательно. – А вот в этом я вовсе не был уверен. Я ее разозлил. Опять. Во время нашего последнего разговора за обедом она начала намекать, что пора бы перевести отношения на более глубокий уровень. Но я-то предпочитал барахтаться на мелководье – поужинать вдвоем пару раз в неделю, а потом провести ночь вместе. У меня просто не было времени на что-то еще. Все остальное время я был занят работой – обдумывал предстоящую сделку, прояснял возможности, решал срочные вопросы на текущих строительных объектах. Вся эта бурная деятельность не оставляла мне времени для других вещей, за исключением общения с пятью моими лучшими друзьями. Как бы эгоистично это ни выглядело с моей стороны, женщин я любил, но только в общем смысле. Я никогда не выделял ни одну конкретную женщину. Поэтому последние несколько месяцев я встречался с Даниэль. До нее была Джульетт, а к концу лета, скорее всего, появится кто-нибудь еще. Хотя, пожалуй, мне все же следует перезвонить Даниэль, которая просто донимала меня звонками, а я редко брал трубку. Да, я был в последнее время сильно занят, и эти неудачи с Генри действовали мне на нервы.

– Когда ты в последний раз приглашал ее на ужин? Или просто разговаривал с ней – вне спальни, разумеется?

– Господи, ты что, нанялся ко мне в психотерапевты? – Где-то глубоко внутри меня глодало чувство вины, и я снова посмотрел на экран телефона. Я отменил встречу с Даниэль, назначенную на субботу. И это уже в который раз. Она, разумеется, разозлилась, поэтому я дал ей время успокоиться. Но уже четверг. Вот дерьмо! Я должен был бы уже позвонить ей. Расскажи я все это Декстеру, он назвал бы меня сущим засранцем. Но ведь я вовсе не намеревался ее обидеть. Просто погрузился в другие заботы. Поэтому Даниэль и оказалась в конце списка важных звонков. Я просмотрел последние сообщения, чтобы понять, в каком она пребывала настроении и находился ли я еще в немилости.

Я удалил три голосовых сообщения «Перезвони мне». В четвертом она явно в раздражении спрашивала: «Где ты?» Пятое звучало уже более спокойно: «Позвони мне». Так, она явно уже расслабилась. Вот и замечательно. Все идет так, как я и хотел. Однако шестое сообщение меня удивило – такого я не ожидал. Или, может быть, все же ожидал? Короче, она меня послала, заявив, что рвет со мной все отношения – голос ее был решительным, слова резкими.

– С тобой все в порядке? – спросил Декстер, вглядываясь мне в лицо.

Я закончил выслушивать ее тираду.

– Да. Я эгоистичный, гребаный трудоголик. И бывший парень Даниэль Фишер.

Второй раз за утро я удостоился недовольной гримасы от Декстера, и, надо сказать, на этот раз ее заслужил.

Мне оставалось лишь пожать плечами, так, словно от меня ничего не зависит. И как будто в этом не было всецело моей вины.

– Надо было мне позвонить ей раньше.

Декстер кивнул, заворачивая полотенце вокруг талии.

– Конечно, надо было. Но с другой стороны, если бы она была подходящей для тебя, правильной женщиной, ты никогда бы не забывал позвонить ей. И не игнорировал бы ее звонки. Тебе хотелось бы разговаривать с ней снова и снова.

– Какого черта ты мне тут советуешь? Что ты знаешь об отношениях с правильной женщиной?

– Представь себе, знаю, – как-то грустно произнес он.

– Но это точно не Стейси… – сказал я, имея в виду женщину, с которой мой друг тогда встречался.

– Да, не Стейси… Я сам испортил отношения с правильной женщиной, но это вовсе не значит, что ты должен последовать моему примеру. Учись на моих ошибках.

Я закатил глаза и снова вернулся к сообщению Джошуа.

– В следующий раз, когда увижу Стейси, не премину сказать ей, что она для тебя лишь временный вариант.

– Ну ты и гаденыш!

– Сам такой, – парировал я. Я и есть самый натуральный эгоистичный гаденыш. Даниэль порвала со мной, обидевшись до глубины души – я явно не оправдал ее ожиданий. Ее тон напомнил мне мою классную руководительницу, когда я заявил ей, что не собираюсь поступать в университет. У меня были хорошие оценки по всем предметам, но мне совершенно не хотелось продолжать учебу. Университетский мир был мне чужд. Я хотел вариться совсем в другом мире, том, где зарабатывают деньги. Не думаю, что моя учительница заговорила бы со мной таким тоном сейчас, если бы нам довелось встретиться. Тогда она отнесла мое нежелание учиться за счет лени, а все было как раз наоборот. Университетское образование хорошо для людей типа Генри и этих… как их?.. Мэттью и Карен, кем бы они ни были, а у меня есть чем заниматься в этой жизни. Мне нужно зарабатывать состояние.

Но, несмотря на все мое богатство, я все еще не мог легко общаться с людьми из кругов, к которым принадлежал Генри Доуни.

Нет, так дальше продолжаться не может. Надо изменить ситуацию. Я должен придумать план, как мне раздобыть приглашение на эту чертову светскую свадьбу.

Глава 2. Бек

Я второй раз провел пальцем по списку приглашенных на свадебное торжество. Должно быть, я все же что-то упустил. Вернее, кого-то.

– Я просмотрел список целых три раза, – произнес мой помощник Рой, сидевший напротив меня за письменным столом. – И даже пробежался по всем знакомым ваших знакомых.

К тому времени, как я вышел из душа и снова вернулся за письменный стол, Джошуа прислал мне полный список приглашенных на свадьбу, на которой должен был присутствовать и Генри, я преисполнился решимости непременно проникнуть туда. Отец жениха весьма известен в Сити – он был партнером одного из старейших инвестиционных банков Лондона. Я хорошо знал этот типаж. Такие люди негодовали, когда в элитные клубы Лондона разрешили допускать женщин, ностальгировали по временам, когда на работу можно было приходить после обеда. Впрочем, мне следовало бы радоваться – эти люди оставили мясо на кости, которую я взял и проглотил. Отец невесты был крупным землевладельцем, поэтому он ничем другим не занимался, как только рассекал в «Лендровере» по Лондону в дурацком твидовом костюме. Эх, если бы мне удалось найти на этом свадебном торжестве хоть кого-то знакомого, кто мог бы замолвить за меня словечко, объяснив, какой я честный бизнесмен, всегда держащий свое слово, и, может быть, даже упомянуть, что у меня есть отличное бизнес-предложение для Генри. Но эту кандидатуру следовало подбирать очень тщательно. Мы с Декстером постоянно подтрунивали друг над другом, но если бы его пригласили на эту свадьбу, то после разговора с ним Генри уже не сомневался бы, что я – волшебная фея-крестная, способная выполнить любое его желание. Любой из нас – шести закадычных друзей – готов стоять за другого не на жизнь, а на смерть. Мы были настоящими братьями друг для друга, хоть и носили разные фамилии. Но вовлекать во все это незнакомого человека? Я был вовсе не уверен, что в таком щекотливом деле стоит доверять кому-то, кто не принадлежал к нашему тесному кругу. Лучше бы мне самому удалось получить приглашение на эту свадьбу. Тогда бы Генри поневоле пришлось меня выслушать, и я был уверен, что мне удалось бы уговорить его пойти на сделку.

– Ты действительно уверен, что я не знаю никого из приглашенных?

Возможно, я учился не в той школе и вырос не в высших кругах общества, но я уже много лет достаточно успешен в бизнесе. Я зарабатывал деньги, которые не снились многим лондонским богачам, и ежедневно, двадцать четыре часа в сутки общался с крутыми юристами и бизнесменами. Тем не менее я не знал ни одного человека из трех сотен, приглашенных на это торжество.

– Абсолютно уверен. Я сравнил их имена со всеми вашими контактами и даже заглянул на страницу в соцсетях. Я прошерстил все полученные и отправленные поздравления с Рождеством, чтобы никого не пропустить.

Неудивительно. Мы все британцы и живем в одном городе, но для этих людей я все равно что житель другой планеты.

– Полагаю, в списке есть женщины, которые собираются пойти туда без сопровождающего?

Обычно кто-нибудь обязательно приходит на такие мероприятия без бойфренда. Я не женат. Поэтому я мог бы выследить этих дам, соблазнить их, а после этого можно сопровождать их куда угодно – хоть на свадьбу, хоть на праздник бар-мицва. Это, конечно, довольно дерьмовый план. Я должен был быть уверен, что обязательно попаду на эту великосветскую тусовку – нельзя же пускать события на самотек. Мне требовалось что-то вроде гарантии или заключенного контракта.

– Гости, которые не указали имена спутников, в конце списка, – уточнил Рой. Я перевернул страницу и увидел одно мужское имя и три женских.

– Есть информация по поводу их возраста? Или хотя бы фотографии?

– Нет, сэр. Хотя я могу найти эту информацию для вас.

Мне надо было точно знать, кто эти одинокие дамы.

Кэндис Гоулд. Сьюзи Догерти. Стелла Ландон.

Одна из этих трех женщин могла бы стать моим пропуском на свадебную вечеринку. Их пригласили на свадьбу М. и К., а значит, у них имелось то, что было мне нужно как воздух. И даже если мне не удастся добиться своего, соблазнив кого-то из них, но ведь каждому человеку что-нибудь да нужно. А я располагал значительными средствами и возможностями. Просто надо вычислить, что им нужно, а потом совершить взаимовыгодный обмен: приглашение на свадьбу за пони в подарок или неделю отдыха на яхте – что еще эти люди, которым не приходится трудиться, чтобы зарабатывать деньги, могут хотеть в этой жизни? Просто нужно разыскать их и сделать предложение, от которого они не смогут отказаться.

Одна из этих женщин должна была стать моим ключом к особняку Доуни.

1Имеется в виду известная среди любителей кино игра «Шесть шагов до Кевина Бэйкона»: нужно найти цепочку до актера Кевина Бэйкона от любого другого актера (причем не обязательно современного). Схожа с «теорией шести рукопожатий». (Прим. пер.)
2Фридьеш Каринти (1887–1938) – венгерский писатель, юморист, автор произведений психологического и научного характера. (Прим. ред.)