Искажающие реальность. Книга 3. Своя игра

Tekst
36
Arvustused
Loe katkendit
Märgi loetuks
Kuidas lugeda raamatut pärast ostmist
Kas teil pole raamatute lugemiseks aega?
Lõigu kuulamine
Искажающие реальность. Книга 3. Своя игра
Искажающие реальность. Книга 3. Своя игра
− 20%
Ostke elektroonilisi raamatuid ja audioraamatuid 20% allahindlusega
Ostke komplekt hinnaga 4,57 3,66
Искажающие реальность. Книга 3. Своя игра
Audio
Искажающие реальность. Книга 3. Своя игра
Audioraamat
Loeb Влад Римский
3,01
Sünkroonitud tekstiga
Lisateave
Искажающие реальность. Книга 3. Своя игра
Šrift:Väiksem АаSuurem Aa

Введение. Планы врага

Па-линту, столица Первой директории

Дворец соправителя Тумор-Анху Ла-Фина

Малый зал совещаний

– Таким образом, уважаемый соправитель Тумор-Анху Ла-Фин, этот вариант стратегами и прорицателями также признан неудачным. Наши войска увязнут в обороне противника и не смогут в какие-то разумные сроки достичь поставленных целей, что напрочь лишит нас эффекта внезапности и позволит противнику подвести резервы и отразить атаку.

Выступавший молодой маг-прорицатель Мак-Пеу Ун-Рой взмахом руки отогнал помогавшего ему вести выступление летающего дрона-ассистента, почтительно поклонился руководившему совещанием старому магу и отошёл к группе из дюжины других советников, позволяя соправителю рассмотреть карту и всё спокойно обдумать. Великий маг и один из трёх соправителей человечества Тумор-Анху Ла-Фин сегодня был раздражён и слушал выступление каждого нового докладчика со всё более мрачным видом, но на сей раз критики с его стороны не последовало. Советник Мак-Пеу Ун-Рой, несмотря на достаточно юный возраст, был одним из самых талантливых провидцев современности, способным к глубокому многоступенчатому анализу линий судьбы, и его предсказаниям можно было верить.

Долго размышлять соправитель не стал и велел сбросить с тактического экрана лишние метки, вернув позицию к изначальному состоянию. С явным трудом, опираясь дрожащими руками на магический посох, старый Тумор-Анху встал с кресла руководителя заседания и на негнущихся ногах подошёл ближе к светящемуся экрану на стене. Минуты три жутковатый старый маг поглядывал то на тактическую карту, то на всё более тушующихся и испуганно мнущихся советников. Наконец, великий маг проговорил, даже не пытаясь скрывать своего недовольства:

– То есть мои советники хотят сказать, что даже имея трёхкратное преимущество в численности бойцов, имея воздушные силы быстрого реагирования и ударный кулак из практически неуязвимой для врага штурмовой бронетехники, они так и не смогли найти способа справиться с нашим противником? И они всерьёз рассчитывают, что я поверю в эту чушь?! Не пора ли мне тогда кардинально обновить состав советников, раз нынешние абсолютно несостоятельны в этой роли?

Могучий маг сурово нахмурил брови и, переводя взгляд с одного на другого присутствующего, без труда считывал их эмоции: сильнейший страх, возмущение от несправедливой критики (это Мак-Пеу Ун-Рой), усталость и раздражение от его причуд и капризов, присутствовала даже ненависть. Ничего, слуги и должны бояться хозяина, это совершенно нормально. Они могут даже ненавидеть своего господина и считать его самодуром, это тоже вполне допустимо до тех пор, пока страх является сдерживающим фактором. Главное, Тумор-Анху не почувствовал предательства и умышленного саботажа. Советники не обманывали его и действительно не видели способа быстрой победы над фракцией Human-3.

Немного успокоившись, соправитель Тумор-Анху вернулся в кресло и попросил повторно вывести на экран варианты, вызвавшие наименьшую критику с его стороны. К светящемуся экрану, хромая и опираясь при ходьбе на кривой узловатый посох, вышел Первый Советник – некогда грозный боевой маг, но давно уже одряхлевший Авир-Син Ла-Пирез, правая рука соправителя как в реальном мире, так и в игре, искажающей реальность.

Первому Советнику великий маг Тумор-Анху полностью доверял, полагая его самым близким своим другом и фактически родственником. Погибшая единственная дочь соправителя Тумор-Анху Ла-Фина, неземной красоты принцесса Онесса-Рати, мать принцессы Минн-О, была замужем за внуком Первого Советника и погибла вместе со своим супругом в устроенном противниками магов теракте. Небогатый и не слишком влиятельный, но зато древний и гордый род магов Ла-Пирез стал бы единственной защитой и опорой для принцессы Минн-О, случись с её правящим дедом что непоправимое. Тумор-Анху всегда держал это в голове и потому старался поддерживать хорошие отношения с Первым Советником и его роднёй.

Между тем одряхлевший маг Авир-Син, не стесняясь присутствующих, один за другим принял два восстанавливающих силы магических эликсира, после чего отложил в сторону тяжёлый посох. Использовать новомодных антигравитационных дронов-ассистентов старик не привык, а потому по старинке взял пульт и лазерную указку.

– Остаются лишь описанные моими коллегами два направления атаки. Первое из них: повторение показавшего себя весьма удачным десять дней назад прорыва через топи к болотному гексагону. Вот только предыдущей ошибки нам следует избежать и вместо распыления сил по всему фронту сосредоточиться на выполнении локальной задачи уничтожении цитадели противника в болотном гексагоне. Имеющихся трёх с половиной тысяч бойцов нам гарантированно должно хватить для преодоления эшелонированной обороны врага и занятия этой богатой нефтью территории.

– Стоп, стоп! – перебил великий маг своего старинного друга и советника. – Я уже говорил, и могу снова повторить, что концентрировать все имеющиеся у нашей фракции три с половиной тысячи бойцов на одном направлении не позволю! Это недопустимый, переходящий все границы разумного риск, дающий нашему противнику шанс на быструю победу! Едва ли опытный в военном деле враг будет стоять и спокойно наблюдать за нашими манёврами, а скорее воспользуется образовавшейся слабостью обороны на других участках и проведёт контратаку!

– Именно так! – поддержал возражение руководителя собрания один из приглашённых военных экспертов. – Поставить понтоны под шквальным огнём противник нам не позволит, наша техника будет подбита или завязнет в грязи, как и в прошлый раз. И пока тысячи наших игроков будут с оружием в руках брести по пояс в болотной жиже, осторожно преодолевая бесчисленные трясины от вешки до вешки, на других участках враг прорвётся к зерновому или столичному гексагону и нанесёт нам недопустимые разрушения! В прошлый раз противнику хватило одной-единственной диверсионной группы, чтобы нивелировать наш успех. Сейчас же в его распоряжении, кроме множества диверсионных групп, будут сотни быстрых кентавров. Да, мы захватим болотный гексагон, но при этом потеряем пару-тройку своих лучших самых развитых территорий, что будет означать полный крах всех наших надежд!

– Две тысячи триста бойцов на направлении главного удара – тот максимум, на который возможно пойти без риска разгрома на других участках фронта, – конкретизировал задачу Тумор-Анху Ла-Фин, и советники задумались.

Долго никто из собравшихся не решался ничего сказать, все были слишком погружены в расчёты и изучение линий вероятного будущего. Наконец, затянувшееся молчание нарушил самый молодой из присутствующих, маг-прорицатель Мак-Пеу Ун-Рой:

– При таких исходных данных шанс захвата болотного гексагона составляет всего восемнадцать процентов. Поскольку это самое напрашивающееся направление удара, на данном участке противник хорошо подготовился, восстановив все ранее разрушенные укрепления и возведя новые линии обороны, огневые точки и минные поля. С вероятностью более восьмидесяти процентов первая волна нашей атаки поляжет практически поголовно… вот этого, признаться, я не понимаю в линиях будущего… видимо, враг придумал какую-то ловушку для наших бойцов. В любом случае для нашей фракции шанс владеть болотным гексагоном свыше трёх суток совершенно точно нулевой. Невозможность полноценного снабжения гарнизона и близость вражеской столицы делают удержание этой территории непосильной задачей.

После такого однозначного заявления мага-прорицателя продолжать обсуждать эту явно провальную идею стало бессмысленно, и Тумор-Анху приказал вывести на экран альтернативный вариант. Первый Советник с готовностью переключил картинку, и на экране сменилось положение разноцветных маркеров и стрелок.

– Более интересным и перспективным вариантом кажется стремительная атака большими силами на недостроенную крепость противника в Скалистых Берегах и оттуда уже без потери темпа развитие наступления в сторону вражеской столицы с целью продвинуться максимально далеко, пока противник не придёт в себя и не остановит наше наступление. Данный вариант имеет свои определённые минусы. Прежде всего, после недавних безуспешных попыток использования нами НПС для уничтожения вражеской крепости в Скалистых Берегах, гарнизон там серьёзно усилен и находится в состоянии повышенной бдительности. Надеяться на эффект неожиданности не приходится, а значит и наши потери на первом этапе сражения будут весьма существенными. Кроме того, охраняет это направление «Второй Легион» противника…

– Герд Тамара… – проговорил Тумор-Анху с раздражением, словно выплюнув ненавистное имя.

– Да, именно она. Вражеский Паладин будет там, а с ней и новые Проповедники. Это означает ментальную защиту солдат противника, а потому эффект от наших магических атак будет ничтожным. Всё решат грубая сила и количество стволов, но хотя бы тут у нас…

Выступающий резко на полуслове замолчал и низко поклонился, так как двери внезапно распахнулись, и в зал заседаний быстрой походкой вошла принцесса Минн-О Ла-Фин. Внучка соправителя, обычно стеснявшаяся официальных нарядов – ярких и кричащих о принадлежности их обладательницы к роду магов-правителей – и при первой же возможности стремившаяся сменить их на что-то менее броское, зато удобное и подчёркивающее женскую красоту, сегодня даже в собственном доме надела и платье положенного покроя, и все регалии принцессы древнего правящего рода.

Великий маг Тумор-Анху, сам не меньше остальных поражённый такими переменами в поведении любимой внучки, с удовлетворением отметил, как все члены совета уважительно и даже подобострастно поклонились принцессе, хотя она и не обладала магическим даром и потому не могла претендовать на высокие позиции в иерархии магического общества. Раньше такого не было. Точнее, элементарная вежливость по отношению к родственнице соправителя присутствовала, но вот уважения не было и в помине. По-видимому, просочилась информация о появлении у красавицы-принцессы обладающего магическими способностями жениха и, следовательно, вполне ожидаемом вскорости возвышении Минн-О как матери нового мага великого правящего рода Ла-Финов или даже, – тут старый маг грустно вздохнул, лишний раз вспомнив про свои сто восемьдесят прожитых лет, – правящей регентши при малолетнем принце-наследнике, будущем соправителе человечества.

 

– Уважаемые господа маги, ваши предложения по поводу предстоящего сражения я принял к сведению, но теперь требуется время, чтобы всё хорошенько обдумать и принять решение. И я знаю, кто может помочь мне в этом деле. Пригласите сюда во дворец генерала Уй-Така, самозваного монарха Второй директории! Хочу выяснить, действительно ли он так хорош в качестве стратега и полководца, как о нём рассказывают.

– Эээ… – было видно, что последнее распоряжение соправителя сильно озадачило советников, они стали переглядываться между собой, не скрывая недоумения. – Но генерал Уй-Така имеет статус нелегитимного самозванца, игнорируемого советом правителей. Уважаемый соправитель Тумор-Анху желает, чтобы мятежного генерала приволокли силой?

Минн-О не удержалась и прыснула от смеха, представив попытку арестовать обожаемого армией полководца, окружённого сотнями беззаветно ему преданных бойцов. Соправитель Тумор-Анху обернулся на свою внучку, сурово нахмурил брови, и несвоевременный смех у девушки моментально исчез.

– Нет, не нужно никакой грубости по отношению к этому популярному в войсках генералу. Я приглашаю его в свой дворец как гостя и эксперта в военном деле. Уверен, что первый за последние восемьсот лет не-маг среди правителей человечества не откажется от визита ко мне – признание от остальных правителей нужно ему как воздух, а потому Уй-Така не только обязательно явится, но будет предельно вежлив и постарается выполнить всё, о чём я его попрошу. Сейчас же, господа маги, прошу извинить, но мне нужно пообщаться наедине с принцессой Минн-О.

Минута, и в зале остались только старый маг и его любимая внучка. Тумор-Анху даже не поленился сам подойти к далёким дверям и, убедившись, что никто не подслушивает, поплотнее закрыть тяжёлые створки.

– Вижу, Минн-О, у тебя есть новости. Рассказывай! Наш враг герд Комар снова посетил тебя в тюремной камере. Я угадал? Он обещал что-нибудь конкретное насчёт сроков твоего освобождения?

– Какая камера?! – делано удивилась принцесса. – Тумор-Анху, я уже полтора часа как улетаю куда-то в неведомую даль на звездолёте гэкхо!

Выражение удивления и растерянности на морщинистом лице обычно всё знающего наперёд мудрого мага выглядело настолько нелепым и смешным, что принцесса не удержалась и снова рассмеялась. Старик же быстро пришёл в себя и догадался свести воедино все известные факты:

– За Комаром прилетели его друзья-гэкхо, и твой муж взял тебя с собой в космическое странствие!

– Да! Дед, ты не раз мне говорил, что Комар какой-то исключительный, и только его гэкхо берут с собой в космос. Так вот, это лишь отчасти правда. Гэкхо действительно обожают Комара и чуть ли не на руках носят. Видел бы ты, с каким ликованием встречал его экипаж! Гэкхо скалились и рычали так громко, что не выучи я мимику их расы, то решила бы что, они хотят загрызть моего мужа! Но герд Комар не один такой! Там в экипаже целая шайка людей из фракции наших противников, я насчитала как минимум четверых! Сам Комар, а ещё Пилот, Космодесантник, плюс ещё тот Гладиатор, которого ты называл другом Комара. И это, если не считать двух мелких миелонцев, которых Комар зачем-то таскает с собой. Целый отряд! Странно даже, что и свою любовницу он заодно не прихватил.

– Так Медик Ирина и не могла… – старый маг вдруг запнулся на полуслове и, явно передумав разъяснять внучке какие-то тонкости, не положенные знанию простого смертного, резко сменил тему. – А вообще интересная получается ситуация и этой Ириной. Впервые удалось определить того, кого осторожный Комар подпускает к себе. Посмотрим, что из этого выйдет. А вот миелонцев ты совершенно зря сбрасываешь со счетов. Знаешь, что вчера сотворила эта скромная на вид Переводчица?

Минн-О отрицательно помотала головой. Последние двое суток девушка провела в тюремной камере и не могла знать о том, что происходило вне границ её крохотного подземного блока.

– Эта мелкая хвостатая дрянь провела занятие по боевой подготовке для Первого и Второго Легионов! Я не знаю, как она это проделала, но информаторы все как один сообщают, что уровень вражеской элиты значительно поднялся. Даже их самый ТОПовый игрок герд Тарасов и то за это занятие взял два новых уровня! Это просто невероятно! Я тут из кожи вон лезу, пытаясь натренировать армию перед сражением и хоть немного сократить отставание в навыках и уровнях от врага, но всё оказывается напрасным из-за какой-то мелкой Переводчицы!

Старик едва справился с переполняющими его эмоциями, даже верховье магического посоха начало светиться от бурлящей в этом инструменте энергии. На всякий случай принцесса даже сделала шаг назад, чтобы её ненароком не зацепило каким-нибудь сорвавшимся убойным заклинанием. Любящий дед едва ли способен был обидеть её целенаправленно, но вот с досады прожечь дыру в стене или излить гнев на случайно подвернувшимся слуге или роботе было вполне в стиле жутковатого старика.

Чтобы отвлечь своего деда от тягостных мыслей, девушка принялась красочно с живыми эмоциями рассказывать о своём недолгом пока что космическом полёте. На звездолёте поселили её не вместе с Комаром, как предполагала Минн-О, а в одной каюте с каким-то гэкхо-торговцем, чья густая чёрная шерсть была покрыта причудливыми узорами светлого меха. После тюремной камеры из вещей у Минн-О оставался только спортивный костюм и нелепые шлёпанцы на босу ногу.

– Комар заметил это и сразу ещё до старта принёс мне прекрасный женский скафандр. Но прикинул по размеру, скептически покачал головой, обозвал меня жирафой и сказал, что сперва отдаст скафандр корабельному Механику, чтобы тот сделал вставки и подогнал под мой высокий рост. Зато оружие мне Комар выдал – типовой лазерный пистолет нашей фракции, возможно даже мой собственный, и какое-то антикварное охотничье ружьё. Представь, дед, оно пулями ещё стреляет, не лазером! Зато вычурное ложе, куча модификаций, да и название у оружия имеется собственное: «Кречет»! Ах да, чуть не забыла, Комар себе игровой класс сменил с «Изыскатель» на «Слышащий»!

Великий маг, до этого с умеренным интересом слушавший щебетание внучки, резко встрепенулся и поднял на неё глаза:

– Ну ты и балда! С этого и нужно было начинать, а не с тапочек-тряпочек и прочей ерунды! Выясни поскорее, что это за класс? Какие бонусы даёт? И почему именно сейчас сменил? Да и вообще узнай, куда летит звездолёт, какие цели у вашей миссии. Обязательно насчёт миелонцев разнюхай – почему они с Комаром, можно ли их перекупить себе, и сколько это может стоить?

Минн-О состроила недовольную гримасу и, подобрав полы неудобной юбки, уселась на край высокого стола и скрестила свои длиннющие ноги.

– А зачем мне это надо? Я теперь вайедда Комара, так что он мне больше не враг… это как минимум! У меня появился законный муж, наверняка скоро возникнут и новые друзья из числа гэкхо и знакомых Комара. Ты же сам затолкал меня к нему в объятия, так что не удивляйся теперь моему изменившемуся отношению ко всей этой ситуации с войной между разными «версиями» человечества! Я не стану шпионить для тебя!

Подобный демарш со стороны любимой внучки стал неприятным сюрпризом для старого мага. Впрочем, соправитель Тумор-Анху Ла-Фин очень хорошо знал принцессу, так что нужные слова быстро нашлись:

– Там ты – приживалка у бедного студента, к которой всю жизнь будут относиться настороженно и даже с недоверием, так как стать своей в том обществе ты всё равно не сможешь. Здесь же ты – гордая принцесса, представительница всеми уважаемого древнего рода правителей! А если всё правильно разыграть, то можешь ещё сильнее возвыситься и стать намного более значимой в иерархии нашего общества, даже соправительницей человечества! Чувствуешь разницу в своём положении здесь и там? Именно такой же выбор ты делаешь и для своих будущих детей – станут ли они наследными принцами и принцессами, будущими властителями человечества, или проведут жизнь в роли отвергаемых изгоев, странных не понимаемых всеми чужаков?

Можно было бы, наверное, ограничиться просто этими словами – опытный псионик Тумор-Анху чувствовал, что приводимые им доводы находят нужные отклики в голове любимой внучки. Но вопрос был слишком серьёзным, чтобы пускать дело на самотёк, а потому без магического внушения тоже не обошлось. Принцесса шмыгнула носом, спрыгнула со стола и совсем как в раннем детстве кинулась искать утешения у своего могучего и всеми уважаемого деда.

– Прости, Тумор-Анху, я была не права! Конечно же, я всегда останусь верна нашему роду Ла-Фин и сделаю всё для победы нашей фракции и нашего мира! Вот только и Комар уже не чужой для меня человек. Я всё время думаю о нём и ничего не могу с собой поделать!!! Не заставляй меня шпионить против него! Ты же могучий маг, к тому же очень мудрый! Так придумай способ перетащить Комара сюда в наш мир, это был бы самый правильный вариант!

Старик обнимал любимую внучку, успокаивал её, но думал совершенно о другом. Принцесса Минн-О всё сильнее удалялась от него, всё большую часть её сердца занимал совсем другой мужчина. Да, сегодня удалось воздействовать на неё, но дальше проделывать такое будет всё сложнее и сложнее. И однажды Минн-О оторвётся окончательно. Тот розовый перевязанный цветными ленточками свёрточек, который он принял из рук смертельно раненой Онессы-Рати, его воспитанная с пелёнок малышка, которую он по привычке считал маленькой и неразумной, неожиданно выросла и стала взрослой…

Заодно опытному магу-псионику хватило этого краткого периода полного доверия и открытости, чтобы считать всю нужную информацию из головы принцессы. Минн-О действительно не знала, куда летит звездолёт, и не понимала ничего из разговоров гэкхо. Единственной любопытной информацией был подслушанный девушкой разговор, когда в соседнем жилом отсеке спорили четверо людей из фракции H3.

Оказывается, Комар и его спутники вовсе не горели желанием никуда улетать, а вместо космического полёта хотели принять участие в завтрашнем большом сражении с Тёмной Фракцией, атаку которой считали неизбежной. Его фракцию враги уважали и даже слегка побаивались, но готовы были биться с ней до последней капли крови, а потом снова возрождаться и идти в бой, но не отступить. Мда… Непростой случай…

С одной стороны, как там сегодня вещал маг-прорицатель… «шанс на успех атаки всего восемнадцать процентов», и то на успех лишь локальный, дающий некое перекраивание границы, но не серьёзный перевес в войне с оказавшейся слишком крепким орешком фракцией Н3. К тому же враг ждёт атаки, даже привёл союзников и готов к этому сражению, как никогда ранее. Не самый удобный момент для атаки, мягко говоря.

С другой же стороны, не атаковать – значит, показать врагу неуверенность в своих силах и поломать ту наводимую долгими месяцами на противника убеждённость в неизбежности поражения. Как поступить в данной ситуации? Требовалось время на дополнительную подготовку войск, а возможно действительно долгие консультации с генералом Уй-Така, самым опытным и удачливым стратегом магического мира, чтобы подобрать ключ к вражеской обороне. Только как бы это донести до врага, чтобы не уронить при этом свой авторитет?

Великий маг ещё раз горячо обнял свою любимицу и, улыбнувшись, посмотрел принцессе прямо в мокрые от слёз глаза:

– Минн-О, возвращайся в игру и передай герд Комару, что я благословляю ваш союз! Находись твой супруг здесь, в нашем мире, я подарил бы ему этот старинный дворец рода Ла-Фин и две сотни слуг в придачу. Но поскольку видеться с Комаром вы можете пока что лишь в игре, то в честь такого знаменательного события дарю его слабой фракции пять дополнительных дней перемирия!