MenuraamatMüügihitt

Бывшая жена драконьего военачальника

Tekst
Sari: Разлом #2
Loe katkendit
Märgi loetuks
Kuidas lugeda raamatut pärast ostmist
Бывшая жена драконьего военачальника
Šrift:Väiksem АаSuurem Aa

Однажды в мой дом пришёл за помощью дракон. И изменил мою жизнь навсегда. Фиктивный брак, что был лишь платой за услугу, стал настоящим, но завершился раньше срока. Мы расторгли брачный контракт и разошлись, уверенные, что между нами всё разрушено. Теперь он только мой преподаватель и главная опасность, ведь всё громче слухи о его стремлении к перевороту в стране. У меня много тайн, но все они могут упростить его путь к власти. Как сохранить их, и защитить свою жизнь от притязаний бывшего мужа, когда сердце рвётся к нему вопреки здравому смыслу?


Глава 1

Это вторая книга дилогии! Первая ЗДЕСЬ

/Итан Вилдбэрн/

Дверь за спиной закрылась, завершая болезненную веху моей жизни. Там осталась Джослин, счастливые воспоминания о мгновениях с ней, аромат морошки, рассветного лотоса и горький привкус предательства. Вряд ли мне когда-то удастся забыть его вкус…

– Как прошёл разговор? – бодро поинтересовался чересчур довольный Шейн.

– Ты… – я мгновенно оказался возле него, вцепился в мундир на его груди и толкнул его к стене.

Он коротко выдохнул от удара и хрипло рассмеялся. Голубые глаза смотрели в мои с вызовом. Он провоцировал даже взглядом. И от него пахло Джослин…

– Решил не дожидаться дуэли? – на его губах появилась злая усмешка.

– Я бы с радостью, но нужно больше свидетелей, – отпустив его, отступил, мысленно уговаривая себя успокоиться. – Не могу поверить. Она тебе жизнь спасла, а ты её шантажируешь.

– Считаешь, что дело в шантаже? – тёмные брови приподнялись в ироничном выражении. – Так приятнее думать, правда, Итан? Уж проще, чем поверить, что девушка выбрала не тебя. Я могу ей дать то же, что и ты, только без риска попасть в политическую мясорубку. Рациональный выбор, не находишь?

– И тебе нравится быть удобной заменой?

Глаза Шейна потемнели от ярости, но губы растянулись в улыбке.

– Джослин стоит того, чтобы поступиться гордостью. Я готов пойти на компенсацию… чтобы сгладить ситуацию.

– Хочешь отказаться от дуэли? – ему удалось меня обескуражить.

Казалось, этого он и добивался.

– Ну, знаешь ли, живым оно всяко лучше. Условия явно будут против меня. Так понимаю, ты планируешь сражаться в реале и без настоящего оружия.

– Именно.

– Говорю же, всё против меня.

– Ты прекрасно понимал, на что шёл, когда протянул лапы к моей жене.

– Бывшей жене, – напомнил он о болезненном. – Ну, я хоть обезопасил от тебя девушку, что спасла мне жизнь.

– Ты думал только о себе, – поморщился я. – Если действительно заботишься о ней, тогда оставишь её в покое и не посмеешь тронуть даже пальцем.

Шейн только усмехнулся, качнув головой.

– Я рискую жизнью, как же после этого держаться от неё подальше? Но, конечно, всё можно обговорить. Заключим договор, пропишем все условия. Я готов пообещать держать дистанцию все четыре года её учёбы и даже молчать о твоей тёмной тайне, – он с улыбкой коснулся пальцем своей щеки возле правого глаза.

Шумно выдохнув, я отвёл взгляд. Это ведь самый простой вариант, добиться молчания и обезопасить Джослин. Поступиться гордостью ради неё. Может, и стоит? Слишком сложный шаг, а я слишком устал, чтобы сейчас что-то решать.

– Я подумаю, но ты её не трогаешь.

Мог бы потребовать уйти вместе со мной, но что ему на самом деле помешает вернуться? Всё это лишь слова, они чаще всего лживы. Гораздо проще избавиться от проблемы радикально.

– Договорились, – серьёзно кивнул он.

Ничего не ответив, я отвернулся и направился к лестнице. Не мог больше общаться с ним. Мне нужно было хорошенько подумать и отдохнуть. Больше второе, чем первое. Мышцы ломило от усталости, резерв опустел больше чем наполовину. Глаза просто закрывались. Наверное, не стоило принимать такие решения в подобном состоянии, но иначе бы я не сумел. Отреагировал бы эмоциями там, где нужен холодный расчёт. Независимо от причин, которые подтолкнули Джослин к разводу, к нему стоило прийти, пока не так больно. Через год разрыв стал бы невозможным, теперь я осознаю эту истину в полной мере. Просто стоило дальше себя убеждать в том, что фиктивная жена не стоит внимания. До того как Морошка впилась шипами в сердце.

– Поговорили? – Мелинда ждала внизу вместе с супругом.

Женщина прожигала меня строгим взглядом, скрестив руки на груди.

– Да, больше я вас не побеспокою, миссис Холланд. И настоятельно прошу также не беспокоить меня и членов моей семьи. Можете быть довольны, вы добились своего: помолвка Виктории отменяется. Прошу переговорить с дочерью и попросить её не приближаться к моей сестре. И сообщить ей о невозможности с моей стороны проводить с ней индивидуальные занятия.

– Но… как же… – она растерялась на мгновение. – Спасибо за всю оказанную помощь, мистер Вилдбэрн.

– Не стоит. Мне неприятна ваша благодарность, – ответил честно, проходя к выходу.

Похоже, я ошибся во всех: и в Джослин, и в Мелиссе, и в Римусе. Хорошо, что Виктория не стала молчать о назревающем скандале. Впрочем, на фоне того, что скоро будет кипеть вокруг меня, никто и не заметит отмены её помолвки. Вот ещё один довод в пользу дуэли.

Путь до квартиры практически не запомнился, похоже, я задремал в машине. Совершенно вымотался. Но хоть на время сна удалось забыть обо всех своих проблемах и разочарованиях. Надо бы скорее добраться до кровати, чтобы вновь забыться. Но перед этим стоило бы кое-что уладить.

Я прошёл в свой кабинет и вызвал по артефакту отца. Он ответил практически сразу. Проекция сформировалась, чётко демонстрируя, что и ему не удалось сегодня толком поспать. Светлые волосы пребывали в лёгком беспорядке, под синими глазами пролегли следы усталости.

– Ты появишься в здании совета? – вместо приветствия уточнил он. – Тут весело, сын Морриса потерял артефакт-ключ от защиты академии. Кто-то под шумок проник в закрытую секцию библиотеки и украл несколько секретных книг.

– Действительно, весело, – хмыкнул я, тяжело опускаясь в кресло. – Ему предъявят обвинения?

– Конечно, Картер уже здесь. Так что, когда ты появишься?

– Я не в том состоянии, отец. Ночь была длинная.

– Ты до сих пор не отдохнул? – обеспокоенно нахмурился он.

– Искал Джослин. Мы развелись. Сможешь успокоить газетчиков?

– Вы что? – удивился он. – Я думал, не сумею оттащить тебя от неё и через год, а вы развелись?

– Можешь открывать праздничное вино из Тринаты, – съязвил я.

– Я лучше предложу вариант смягчения скандала. Дочь Морриса недавно разорвала помолвку. Свободная, родовитая, говорят, совершенно не похожа на отца и брата. Что думаешь?

– О чём? – я устало сжал пальцами переносицу, вдруг поняв, что пропустил мимо ушей половину его слов.

– Об обсуждении помолвки.

– С дочерью Морриса? Как её, Камилла?

– Да, прекрасная партия. Как только избавимся от сына, её можно продвинуть в совет вместо отца.

– Логично, – согласился я.

– Так мне договариваться? Камилла тебя устраивает?

Перед глазами вспыхнул образ Джослин в объятиях Шейна. С любовью у меня не получается, вернусь к расчёту.

– Без разницы.

/Джослин Андервуд/

– Джослин, что ты тут делаешь? – няня спешно направилась ко мне.

Очки в круглой оправе на покрытом морщинами лице, седые волосы собраны в аккуратный пучок, серые глаза смотрят с тревогой. Это точно была она, я не сошла с ума. Но где мы? Куда меня перенесло? И почему тётя не в нашем доме в Мглистом Лесу?

– Я не знаю… Этот дурацкий дар… Открылся портал, я его коснулась и оказалась здесь.

– Твой дар пробудился? – остановившись рядом, она протянула мне руки, чтобы помочь подняться.

Беспокойство в родных глазах, нежность в голосе. Я так злилась на неё и обижалась, что отказывалась от общения несколько недель. А теперь, глядя на неё, осознала, насколько соскучилась.

– Мне так плохо… – с уст сорвался всхлип, потом ещё один и ещё.

И через мгновение я разрыдалась, вцепившись в подол платья няни. Из глаз лились горячие слёзы. Я мелко дрожала, не в состоянии успокоиться.

– Джослин? Что с тобой? Что случилось? Где болит? Почему плохо? – запричитала няня, поглаживая меня по голове.

От этой ласки стало ещё хуже. Слёзы будто не имели конца. Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем мне удалось выровнять дыхание и перестать жалобно всхлипывать. Только тогда няня сумела заставить меня подняться с пола и дойти до кровати.

– Расскажи мне, что происходит? – попросила она строго, но продолжала аккуратно поглаживать меня по плечу.

– Всё ужасно! Грант, Шейн Грант, сын члена совета узнал мою тайну. Он заставил меня развестись.

– Что?! И Вилдбэрн согласился?

– Он думает, что я ему изменила, – перед мысленным взором встало лицо Итана и лёд его разочарованного взгляда. – Нам нужно бежать, прятаться. Грант обнаружит, что я сбежала и отправится в совет.

– Бежать? Нет, Джослин, мы не можем сбежать, – серые глаза няни посмотрели бескомпромиссно.

– Но мы ведь это и планировали. Уйти, как только я научусь управлять даром отца.

– А драконицу ты приручила?

– Нет. Но зачем мне она в другой стране?

Сердце защемило от тоски. Казалось, теперь я предаю и Леди. Несмотря на то, что она пыталась меня убить, я успела пропитаться к ней странной тягой.

– Зачем тебе она? Затем, что ты дракон!

– А если я не хочу быть драконом? Пусть все драконы с их обычаями и временными браками катятся в бездну!

– Успокойся! – её ладонь налетела на мою щеку.

Дёрнув головой от удара, я растерянно захлопала глазами. Пелена паники будто соскользнула с разума. Дыхание выровнялось. Тётя никогда не поднимала на меня руку. А ещё у меня никогда не случалось истерик. Всё однажды происходит в первый раз.

 

– Ну, взяла себя в руки? – няня прищурилась, приглядываясь к моему лицу.

Я кивнула, потерев покрасневшую щеку.

– Тогда расскажи, что случилось, в подробностях и по порядку.

– Хорошо.

Вслед за эмоциональным взрывом и истерикой пришла апатия. Я отвела взгляд и начала свой рассказ. Старалась говорить кратко и по существу, не вдаваться в лишние подробности, особенно касательно отношений с Итаном, но повествование выходило длинным. Няня даже налила мне стакан воды из стоящего на прикроватной тумбе кувшина.

– Вот же беда… – она покачала головой, неодобрительно вздохнув, когда мой рассказ завершился.

– Я старалась быть осторожной, – произнесла тусклым голосом.

– Ты не виновата. Это Грант полез туда, куда не следовало. Но ничего, он же обещал молчать.

– Я исчезла из особняка Холландов. Он может решить, что сбежала, – пальцы нервно сжали подол юбки.

Я весь его измяла, пока рассказывала историю своих злоключений.

– Мы этого не знаем. Надо с ним связаться и объяснить ситуацию. Ещё лучше будет, если он тебя заберёт.

– Но где мы, няня? – впервые с начала моего рассказа апатия чуть отодвинулась, сменившись любопытством.

Я поднялась с кровати и прошла к окну. Сдержать удивлённый вздох не удалось. Передо мной открывался вид на знакомый музей. Мы находились в столице, в центре города. Академия всего в пятнадцати минутах спокойного шага.

– Как это возможно? – я обернулась к няне и вперила вопросительный взгляд в её невозмутимое лицо.

– Ты на меня злилась, не выходила на связь. Я решила приехать и поддержать.

– И сейчас я должна, как всегда, поверить? – нервно и немного зло усмехнулась. – Мы, конечно, не бедствовали, но апартаменты в центре города…

– Они не мои, – сдержанно пояснила она.

– Мне это надоело, – прикрыв глаза, я растёрла ноющие веки. – Ты всё от меня скрываешь, обманываешь. Ты подмешала мне зелье, которое вывело резерв из-под контроля, – произнесла сердито, ударяя пальцем по груди над сердцем.

– Ты отказывалась ехать в академию, – она недовольно поджала тонкие губы.

– В итоге съездила, набралась впечатлений.

– Мы понимали опасность, поэтому я настояла на браке. Вилдбэрн должен был тебя защитить.

– Ты хоть знаешь, какие слухи о нём ходят? – иронично усмехнулась я. – Говорят, что он готовит новый переворот. На меня совершили несколько покушений, считая, что я посвящена в его тайны.

– Но ты жива, значит, его защита сработала.

– Как видишь, от всего защитить невозможно. От подлости и обмана особенно. И мы возвращаемся к тому же. Хватит мне лгать, расскажи правду, – потребовала я, притопнув ногой.

– Что ты хочешь узнать?

– Много чего. Мама, она правда была послом?

– Она несколько лет прожила в Альвиане, стране фениксов, потому стала идеальной кандидатурой на эту роль.

– Так родители и познакомились?

– Да, – кивнула няня, обратив задумчивый взгляд в пустоту. – Встретились и, говорят, влюбились.

– Мне сказали, что мама убила отца.

– Твоя мать и император измучили друг друга своей любовью. Под конец Хелен его ненавидела, но он её не отпускал. И тогда она связалась с заговорщиками. А когда не справились они, решила сделать всё сама. Она смертельно ранила твоего отца. И он выпустил всю силу резерва. Они сгорели вместе в пламени его ненависти. Такую правду ты хочешь слышать? Неведение было слаще, Джослин.

– А я была моложе и глупее, – из глаз вновь полились слёзы, но я зло их стёрла. – Это моё прошлое. Прошлое моих родителей. Я имею право знать правду.

– Ты её уже знаешь. Холланд не обманула и рассказал общеизвестную версию, которая, впрочем, распространяется в ограниченных кругах, – на тонких губах няни обозначилась кривая усмешка. – Император не воздействовал на Разлом, эту сказку придумали, чтобы объяснить переворот. Скорее всего, его действительно собирались пленить, но в историю вмешалась Хелен.

Сердце билось неровно. Прошлая версия его изранила, а новая разбила вдребезги. В ней моя мама была злодейкой. Но самое ужасное состояло в том, что я не могла доверять даже няне. Она уже обманывала меня, действовала за моей спиной. И теперь я располагала лишь несколькими версиями о прошлом, которые не у кого подтвердить. Моя жизнь запуталась окончательно.

– Я спрятала тебя от заговорщиков и продолжаю прятать до сих пор. Пока что нам везёт. Грант, судя по всему, либо желает получить твой дар в род, либо просто тебя вожделеет. Потому будет хранить твою тайну. Может, нам повезёт и Вилдбэрн его убьёт во время дуэли. Тогда проблема исчезнет сама собой.

– Что ты такое говоришь?

Я не хотела думать о дуэли и надеялась её предотвратить.

– Ты же сама говоришь, что стала взрослее и умнее. Выживание требует жертв и не только от тебя. Ты попала впросак, так выбирайся. Сейчас я принесу артефакт, ты свяжешься с Грантом. Скажешь, что перенервничала, случайно открыла портал, упала в него и попросишь тебя забрать.

– У меня нет его контакта.

– Я найду, не переживай, – она невозмутимо поднялась с кровати и направилась на выход.

– И что дальше? Мне вернуться в академию и выполнять все его условия? А если он потребует спать с ним?

– Он тебя раскрыл, Джослин. Ты сумела с ним договориться, добилась его молчания. Теперь у тебя есть время, чтобы приручить свою драконицу, – она сердито посмотрела в мои глаза. – Выживание требует жертв. Разве для тебя произойдёт что-то новое, если он выставит такие условия?

Вздрогнув, я опустила взгляд. В своём рассказе не касалась личной темы, но, похоже, няня обо всём догадалась.

– Это другое.

– Это лишь твоё отношение к ситуации. Поменяешь его, и станет легче. Ночь с неприятным мужчиной не смертельна. Гранта ты, по крайней мере, знаешь. А вот кого тебе подберёт совет? Может, они вообще решат, что ты общее достояние и должна ребёнка каждому из великих родов. И пока ты только надумываешь, – махнула она рукой. – Судя по характеристикам, Грант не лишён благородства. Возможно, воспитание не позволит ему выставить такое условие. Но в любом случае у тебя есть время подготовиться.

– Есть время… – я устало качнула головой.

Казалось, все эмоции перегорели, в душе разверзлась пустота. Наверное, няня права, мне удалось сохранить относительную свободу и возможность продолжать обучение. Плата небольшая: контроль со стороны Гранта. Дополнительных условий он пока не выставил. А если будут… можно постараться переиграть ситуацию. Но даже если не получится, это действительно не смертельно.

– Мы точно не можем просто уйти?

Истерика давно прошла, мне хотелось убедиться в том, что нет другого пути.

– Дар проснулся, но чтобы открыть портал через барьер в другую страну, нужно много магии. Сильная драконица и второй дух дадут тебе достаточное развитие резерва. Хочешь быстрее сбежать, так постарайся. Ты открыла портал сюда, прислушайся к себе.

Я задумчиво нахмурилась, оценивая резерв, и только сейчас с грустью осознала, что он пуст больше чем наполовину.

– То-то и оно, – хмыкнула няня, открывая дверь. – Посиди тут, я раздобуду контакт Гранта и принесу артефакт.

– Раздобудешь контакт? Ты так легко об этом говоришь. То, о чём упоминала Мелинда, тоже правда? Она назвала тебя шептуньей.

– Это было давно, до того как я взяла на себя ответственность за тебя. Но кое-что ещё помню, – серые глаза тёти хищно блеснули. – Посиди тут, я скоро вернусь.

– Кассандра? Ты здесь? – послышался из соседнего помещения незнакомый мужской голос.

– Кто это? – встревожилась я.

Няня усмехнулась, словно в неверии.

– Я рассчитывала познакомить вас позже. Но раз так сложились обстоятельства, идём, представлю тебя твоему дяде.

– Моему дяде? У меня есть дядя? – я моментально оказалась возле няни.

– Он троюродный брат твоего отца по материнской линии, – она общалась со мной словно свысока, так бывало, когда её что-то очень злило.

Наверняка она зла на ситуацию, но почему-то я не сомневалась, что в первую очередь на меня. Само собой, глупо отрицать свою вину. Я не воспринимала Гранта угрозой. Считала, что он просто хочет насолить противнику. И не думала, насколько далеко он зайдёт в своих стремлениях. Наверное, мне стоило рассказать Итану о том поцелуе. Но я боялась столкнуть двух сильных магов, опасалась за репутацию мужа и его жизнь. В итоге теперь он считает меня предательницей. И наверняка уверен, что я встречалась с Грантом за его спиной. Только нет смысла жалеть о случившемся. Сколько бы я ни корила себя, а ситуация не изменится. Итана больше нет рядом, чтобы защитить. От Гранта можно ждать чего угодно. Мне остаётся только собраться и держать удар. В общении с няней в том числе.

– Почему я не знала о нём? Мне было бы приятно осознавать, что в мире есть родной мне… Он ведь дракон?

– Дракон. Родство дальнее, – поморщилась она. – После переворота он долгое время находился под наблюдением совета. Мог выдать нас в стремлении вернуть прежнее положение рода. Я не хотела тебя обнадёживать. Но ты ведь не думала, что деньги на строительство дома возникли из ниоткуда?

– Ты не рассказывала, откуда они. Ты вообще мало чего рассказывала. Если бы не твоя скрытность, я бы избежала многих ошибок.

– Главную ты уже совершила, потеряла Вилдбэрна, – обвинила она сердито. – Его личность защитила бы тебя, даже если бы совету стало известно о твоём существовании.

– Это ты говоришь. Я уже ни в чём не уверена. Дядя – мой единственный родственник или мне ещё что-то неизвестно? – уточнила иронично.

– Все носители фамилии Андервуд погибли или были убиты после переворота. Возможно, родители твоей матери живы, но они остались в другой стране.

– Бабушка и дедушка? – прошептала я в неверии.

В сердце зажглась отчаянная надежда.

– Вот поэтому я и молчу. Пустые надежды, ты лишь тратишь на них силы, чтобы однажды столкнуться с полнейшим разочарованием.

Мы покинули комнату и попали в просторный коридор. Вдоль стен расположились столики с роскошными вазами, стены украшали картины. Нам навстречу шёл представительный мужчина в синем костюме. Тёмные с лёгкой сединой волосы были отведены назад. Серые глаза широко расширились при взгляде на меня.

– Джослин, представляю тебе Говарда Бейли. Твоего дядю.

– Приятно познакомиться, дядя, – я приглядывалась к его лицу, пытаясь отыскать знакомые черты и увидеть хоть тень радости в глазах.

Он совсем не был похож на моего отца. Не такой рослый, и грубоват внешне.

– Это неожиданно, но я рад, что Кассандра перестала прятать тебя от меня, – произнёс он с лёгким упрёком, приблизившись ко мне, и деликатно приобнял за плечи.

Я замерла, не зная, как реагировать, потом же осторожно ответила на объятие. Совершенный незнакомец, но его появление радовало, ведь до этого момента я считала, что у меня не осталось родственников.

– Не скажу, что мы с твоим отцом были очень близки. Но мне отрадно знать, что его дочь жива, и я поучаствовал в её судьбе, – произнёс он, отстраняясь.

– Джослин здесь вынужденно, – сухо сообщила няня. – Нам необходимо связаться с Шейном Грантом, чтобы он её забрал.

– С кем? – нахмурился Говард.

И няне пришлось рассказать краткую историю моих злоключений. Дядя разозлился, но не стал отказывать в помощи. Няня нас торопила, потому общения как такового не вышло. Меня вывели на улицу, там мне дали артефакт для связи с Грантом. К счастью, он ответил сразу. Но судя по взгляду, жнец был невероятно зол.

– Я подумывал отправиться в здание совета, – хмыкнул он сердито. – Где ты? Я тебя заберу.

– Недалеко от музея.

– Буду через десять минут, – на этом он прекратил связь, проекция его лица исчезла.

– Молодец, – похвалила няня. Они с дядей стояли возле меня на улице, терпеливо ожидая завершения общения. – Теперь отправляйся к музею. Тебя должны видеть, чтобы у Гранта не возникло сомнений. Скажешь, что не запомнила лица господина, у которого попросила артефакт.

– Хорошо, – тусклым голосом отозвалась я.

– Может, не стоит её так отправлять? – хмуро осведомился Говард. – На ней лица нет.

– Джослин – сильная девочка, она соберётся, – няня произнесла эти слова так уверенно, что они придали мне сил.

Может, она так и не считала, просто хотела возразить дяде, но в это хотелось верить мне. Что я сильная и со всем справлюсь.

– Как только появится возможность, свяжись со мной, – няня положила ладони на мои плечи и развернула меня к себе лицом. Впервые она смотрела без злости, а с беспокойством в глубине серых глаз. – Береги себя, не думай о плохом, мы что-нибудь придумаем. Ведь всегда придумывали, правда, Лин-Лин? – и подмигнула, совсем как раньше.

 

Привычное обращение принесло тепло в душе. Да, нужно верить, что всё не так страшно. Моя тайна известна Гранту, но он пообещал молчать. По сути, я просто сменила защитника. Конечно, он вызывает неприязнь, даже омерзение после всего произошедшего, и меня пугают его возможные условия. Но договорённости между нами дадут мне необходимое время, чтобы развить резерв, приручить Леди и обуздать свои силы. Я со всем справлюсь. Просто обязана справиться.

– Вот, это моя Лин-Лин, – она поддела меня пальцами за подбородок и мимолётно коснулась губами моей щеки.

Будто видела весь тот калейдоскоп мыслей, что сейчас творился в моей голове, и легко их читала.

Кивнув ей и улыбнувшись дяде, я побрела к зданию музея. Здесь немного побродила, даже встретила знакомого из академии. Как раз, когда общалась с ним, к нам и подошёл Грант.

– Добрый день, Лайт, Вуд, – вежливо поздоровался он. – Можно ехать? – и вопросительно посмотрел на меня.

Спорить я, само собой, не стала. Попрощалась со знакомым и побрела за Грантом.

У обочины ждал чёрный магмобиль. Жнец открыл мне заднюю дверь, а сам сел за руль. Судя по мелькающей в глубине лазурных глаз магии, он был невероятно рассержен. Наверное, потому и молчал всю дорогу. А мне и не хотелось разговаривать.

– Я думала, вы отвезёте меня к Холландам, – пробормотала, когда Грант припарковался возле солидного на вид многоэтажного дома.

– Я им не доверяю и главе рода в первую очередь. Будешь находиться при мне, пока не возобновится учёба.

– Не думаю, что это приемлемо.

– Главное, что это оптимально для меня. Нам всё равно нужно подписать контракт.

Он покинул салон магмобиля и открыл для меня дверь. Мне ничего не оставалось, как выбраться на улицу и последовать за мрачным жнецом. В фойе здания нас встретил приветливый служащий, от меня не укрылось любопытство в его взгляде. Я простолюдинка для всех, но даже моя репутация пострадает после ночи в квартире неженатого мужчины. Грант – сын члена совета, о его личной жизни будут шептаться в любом случае. А уж когда во мне узнают бывшую жену клирика Вилдбэрна… Страшно представить. Ведь только недавно я с нетерпением ждала, когда слухи вокруг меня утихнут. Скоро они вспыхнут с особой силой.

Мы поднялись на самый последний, шестой этаж. Квартира Гранта оказалась просторной, выполненной в сдержанном лаконичном стиле с преобладанием тёмного дерева в оформлении.

– Я бываю здесь редко, предпочитаю оставаться в академии, но уборка проходит еженедельно. На кухне должна быть еда. Скоро вызову домработницу. Напиши список всего необходимого, она купит, – пока перечислял инструкции, он вёл меня вглубь своего жилища. – Комната для гостей. В твоём полном распоряжении. Если что-то понадобится, пожалуйста, не трогай меня, ищи сама. Я не спал всю ночь и валюсь с ног от усталости.

– Я и не собиралась.

До этого он вёл себя отстранённо, практически не смотрел на меня, а теперь вдруг обернулся. В голубых глазах плескались задумчивость и раздражение.

– Вижу, ты не в восторге, но, надеюсь, сумеешь совладать с эмоциями. Мы теперь связаны на многие годы. Ты можешь либо жить в ненависти, либо принять текущее положение дел и наладить со мной общение. Только от тебя зависит, как будут строиться наши отношения.

– Я тоже устала, жнец Грант, и хотела бы передохнуть. От разговоров в том числе.

– Ты такая колючая, – усмехнулся он, мазнув пальцем по моей щеке.

«Морошка», – мелькнуло в мыслях голосом Итана, и стало так больно в груди.

– Сходим в мой кабинет, и потом ты можешь быть свободна. На тему контракта пообщаемся позже, когда я отдохну.

– Зачем нужно в ваш кабинет?

– Наденешь блокирующий магию артефакт. Чтобы снова случайно не открыть портал, – с лёгкой издёвкой усмехнулся он.

– Блокирующий? – я испуганно отступила, но Грант удержал меня за руку.

Магия делала меня особенной. Лишиться её даже на время – это лишиться части себя.

– Ненадолго, только пока не придумаем что-нибудь эффективнее.

Он потянул меня за собой, и я на негнущихся ногах побрела следом.

«Временно, это временно», – повторяла себе, но всё равно было невероятно страшно.

Кабинета мы достигли быстро, даже слишком быстро, чтобы я успела успокоиться. Помещение оказалось оформлено лаконично, без личных вещей. Никаких картин с родственниками или памятных безделушек. Почти как у Итана. Сразу видно, что здесь не живут.

– Как мне вам верить? – всё же не сдержалась я, когда он извлёк из скрытого за картиной сейфа обычный на вид серебряный браслет.

– Могу задать тебе тот же вопрос, – парировал он, протягивая мне артефакт. – Я верю тебе на слово. И в то, что ты желаешь лишь спокойной жизни, и что Итан не знает о твоём даре. Вот и тебе придётся верить мне.

Он приблизился, требовательно заглядывая в мои глаза. Отвернувшись, я вытянула руку, и на ней тут же защёлкнулся браслет. Накатила слабость. Грант поддержал меня, не давая упасть.

– Это временно, – зачем-то произнёс он со вздохом, вот только не спешил отступать. – А я всё гадал, почему от тебя так притягательно пахнет? – усмехнулся странно-сердито.

– Отпустите, – попросила я.

– А ты?

– Что я?

– Притяжение редко бывает невзаимным. Это же инстинкты, показатель того, что мы подходим друг другу, – Грант склонил голову к моей макушке и громко потянул носом воздух. – Впрочем, я замечал твоё странное поведение при мне. Тоже чувствовала?

– Я просто терялась, знала, что вы с Итаном в плохих отношениях.

При упоминании имени моего бывшего мужа мужчина заметно напрягся.

– Если вы ищете в моём поведении какие-то намёки на расположение, то зря.

– Мы теперь повязаны, Джослин, – сжав пальцами подбородок, он заставил меня посмотреть в его глаза. – Поэтому можешь обращаться ко мне на «ты» и по имени. Шейн.

– Вы говорили об отдыхе, – слегка оттолкнув его руку, я сделала шаг назад.

– Да, иди, потом поговорим, – мужчина значительно помрачнел, но указал на дверь, отпуская меня.

Украдкой вздохнув с облегчением, я покинула комнату. Его намёки напугали, но ноги дрожали не поэтому. Доступ к резерву пропал, а без магии я обессилила.

Выделенные мне покои оказались довольно просторными и вполне уютными. А ещё на двери имелся замок. Вряд ли он задержит мага, но почему-то стоило только запереться, как мне стало легче. Я освежилась в купальне и забралась в кровать. Если до этого не представляла, как сумею расслабиться, то после блокировки магии буквально провалилась в сон.

На этот раз мне ничего не снилось, а разбудил меня деликатный стук в дверь. В коридоре ожидала женщина лет сорока в коричневом форменном платье. Она представилась Мартой, горничной, и попросила продиктовать ей список всего необходимого. Сначала захотелось отказаться от всего, что может мне приобрести Грант. Потом же пришло осознание глупости подобных мыслей. Я и так чувствую себя абсолютно некомфортно, зачем создавать себе новые лишения? Итан был добр ко мне, потому я ощущала себя неуютно, когда использовала его деньги. Но вряд ли меня посетят подобные чувства по отношению к Гранту. Потому список получился обширный.

После того как Марта ушла, я привела себя в порядок со сна и отправилась на поиски кухни. Похоже, горничная успела заняться едой, потому что на плите ожидали котелки с супом, мясной кашей, а на столе – пирожки. И тут я осознала, что совершенно не помню, когда в последний раз ела.

Полные еды тарелки опустели за рекордное время. Я почувствовала себя значительно лучше. По крайней мере, прежняя апатия окончательно рассеялась. Сейчас мне было стыдно за свою истерику перед няней. Я совершенно расклеилась. Да, обстоятельства складывались против меня, но всё не так плохо, как могло бы быть. Мне осталась относительная свобода и возможность развиваться. А там можно будет и подумать об освобождении из созданных Грантом оков. Но кое-что уже не исправить. Разрушенные с Итаном отношения не склеить, его доверия не вернуть. И от этого так больно на душе, что снова хочется плакать, несмотря на полный желудок и боевой настрой.

– Ты здесь, – Грант появился на кухне в совершенно необычном для меня облике.

Он был одет в свободного кроя рубашку синего цвета и серые штаны. Собранные в небрежный хвост волосы пребывали в лёгком беспорядке. Усталость не покинула его лица, но выглядел он намного лучше.

– Прочитай и ознакомься, – он положил передо мной несколько листов бумаги.

Когда только успел подготовить? Похоже, я проспала дольше, чем мне казалось.

– Я могу внести изменения?

– По непринципиальным моментам вполне, – кивнул он, направившись к плите.

Пока я изучала документ, он накрыл себе на стол и принялся за еду. Строчки контракта сухо и по существу передавали детали нашего соглашения. Я обязана охранять свой секрет ото всех, продолжать обучение и во всём слушаться Гранта, а он обещает покровительство и защиту.