-20%Menuraamat

Охота на попаданку. Бракованная жена

Tekst
57
Arvustused
Loe katkendit
Märgi loetuks
Kuidas lugeda raamatut pärast ostmist
Kas teil pole raamatute lugemiseks aega?
Lõigu kuulamine
Охота на попаданку. Бракованная жена
Охота на попаданку. Бракованная жена
− 20%
Ostke elektroonilisi raamatuid ja audioraamatuid 20% allahindlusega
Ostke komplekt hinnaga 4,50 3,60
Охота на попаданку. Бракованная жена
Audio
Охота на попаданку. Бракованная жена
Audioraamat
Loeb Ольга Дианова
2,50
Lisateave
Охота на попаданку. Бракованная жена
Šrift:Väiksem АаSuurem Aa

Глава 1. Как я переместилась в другой мир

– Пора тебе жениться, – утро началось с обычного диалога.

Старый лорд дан Хофф вот уже несколько месяцев неизменно приветствовал сына этой фразой. Едва Ка-эль слышал ее, у него начиналась изжога. Похоже, надо завтракать отдельно.

– Четвертый раз, отец? – вздохнул Ка-эль, присаживаясь за стол. – Сколько можно… Такими темпами за окном моей спальни будет личное кладбище.

– Высшему лорду, дракониду, наследнику великого рода не пристало быть одному, – ворчливо заметил отец. – Тебе уже тридцать два, Ка-эль, а мне – девяносто. Я помру, так и не увидев наследника нашего рода!

– Ты еще меня переживешь, – хмыкнул Ка-эль.

Вот уж за что, а за здоровье старого лорда он не переживал. Ворчливый старик был бодр и полон сил. Дракониды в принципе живут дольше людей. Так что вся эта драма с умиранием – чистой воды спектакль.

Ка-эль понимал тревогу отца и даже разделял ее, но он также знал, что ни одна девушка в здравом уме не пойдет за него. Никакие титулы, драгоценности и положение не заставят их передумать. Всем прекрасно известно, что случилось с его предыдущими женами. Все три не протянули и года после свадьбы.

Чудо, что ему вообще удалось найти целых трех жен. Первую он выкупил у семьи, отдав за нее годовой запас монет. Еще одна была сиротой, а последняя была готова на все, чтобы сбежать из-под гнета отчима.

Три милые девушки и всех постигла одна печальная участь – они все упокоились на заднем дворе родового имения дан Хофф. Ка-эль не преувеличивал, говоря о личном кладбище. Могилы его жен располагались рядком, одна за другой. Никакого желания увеличивать этот ряд у него не было. Хватит с него свадеб и похорон.

– Никто по доброй воле не выйдет за драконида, – напомнил Ка-эль.

– Так найди ту, которой нечего терять. В дворянских семьях полно девиц в отчаянном положении. Не мне тебя учить.

– Предлагаешь опять жениться на бедной родственнице? – уточнил Ка-эль. – Или, быть может, на распутнице?

– Да мне плевать, – взмахнул рукой отец. – Этому роду нужен наследник. Приведи в дом ту, что родит мне внука, и я оставлю тебя в покое.

Ка-эль поморщился. Опять старик за свое. Наследник – его навязчивая идея. Он никак не желает смириться с неизбежным – истинные дракониды рождаются все реже. Их раса вымирает. Предыдущий ребенок-драконид появился на свет пятнадцать лет назад. С тех пор тишина. Возможно, этот ребенок – последний представитель их расы.

Но старый лорд все надеялся на что-то. Три жены Ка-эля умерли в родах вместе с новорожденными, а старику все мало. Сколько еще смертей надо, чтобы он, наконец, уяснил – дракониды обречены на вымирание? А вместе с ними и весь мир. Ведь именно их магия еще держит его на плаву. Не станет драконидов, и мир рухнет.

Повторять все это в тысячный раз не было никакого желания. Поэтому Ка-эль завтракал молча под ворчание старика. Оно давно стало чем-то вроде приправы к блюду.

Но сегодня Ка-элю повезло. Не успел он доесть омлет, как в столовую ворвался ратный со срочной депешей. Без стука и предварительного доклада – такое слуги редко себе позволяли. Значит, стряслось что-то серьезное.

– Лорд дан Хофф, вас срочно вызывают, – отрапортовал он с порога, обращаясь к Ка-элю. – Новый прорыв… Очень мощный…

Ка-эль резко встал, едва не опрокинув стул.

– Прощу прощения, отец, я должен идти, – кивнул он старику.

– Да ступай уже, – махнул тот рукой. – Вот так тратим всю магию на поддержание целостности мироздания. Могли бы в знак благодарности выделить тебе невесту, – пробормотал он.

– Отец, женщина – не вещь, которую можно получить на складе, – на ходу бросил Ка-эль.

– Ты еще им об этом скажи, – фыркнул старик. – Ваше поколение разбаловало женщин, вот они и выдвигают условия. В мое время они сидели и помалкивали.

Ка-эль был рад, что эта беседа закончилась. Он покинул столовую с облегчением. Хватит с него на сегодня брюзжания старика.

Раздавив кристалл, что дал ему ратный, Ка-эль открыл портал и перенесся на место прорыва. Там его уже ждал Ар-сес – друг и напарник, представитель той же древней расы, что и сам Ка-эль.

Место было неприметное – обычный луг на краю деревни. Красивый спокойный пейзаж портил внушительный разрыв. Кривой линией он тянулся сверху вниз. Не просто тонкий надрез, а целая брешь.

– Что-то прошло здесь, – произнес Ар-сес. – Нечто большое, как…

– Человек, – задумчиво произнес Ка-эль.

– Полагаешь, это возможно?

Вместо ответа Ка-эль присел на корточки, раздвинул высокую траву и коснулся земли. На влажной почве четко отпечатался след ноги. Судя по размеру, женской.

Он запрокинул голову и посмотрел на небо. Его яркое сияние не причиняло вред зрачкам драконидов, а вот людям приходилось прятать глаза за специальными линзами, чтобы не ослепнуть от сияния мертвого неба.

Чутье драконида и примятая трава подсказывали Ка-элю, что женщина ушла в южном направлении. Он быстро поднялся и направился туда же. Охотник шел по следу добычи.

Ар-сес остался на месте. У него было свое дело – магией помочь разрыву затянуться, пока тот не увеличился.

Таких, как Ка-эль и Ар-сес, называли «щитами империи». С помощью магии драконидов они поддерживали мир в состоянии хрупкого равновесия. Разрыв угрожал равновесию, а значит, та, что его нарушила, должна быть поймана и при необходимости уничтожена. Когда на кону существование всего мира, одна жизнь ничего не значит.

Я никогда не мечтала о приключениях. Все мои желания были довольно приземленными – выучиться на парикмахера, заработать себе имя, открыть свой салон. Возможно, дорасти до стилиста. И, конечно, простое женское – выйти замуж, родить детей.

Казалось бы, желания начали сбываться. По крайней мере, я закончила колледж с отличием и устроилась на работу. А вот дальше все пошло не по плану…

По какой-то роковой случайности Вселенная выбрала меня. Посмотрела сверху и решила – «В ее размеренной жизни не хватает приключений». А потом взмахнула своей волшебной палочкой, и понеслось.

Так вот, уважаемая Вселенная, благодарности от меня не жди! Я ни о чем таком не просила, ты меня явно с кем-то перепутала. Так что, будь добра, верни все, как было. Ах, не можешь? Тогда держись!

…В чужой мир я попала абсолютно банально – меня сбил трамвай. Как видите, ничего примечательного. Разве что трамвай сбил меня посреди парковки. Подземной. Не спрашивайте, откуда он там взялся. Подозреваю, это все шутки Вселенной.

Сильнее меня этому происшествию удивился только водитель трамвая. Последнее, что я запомнила, прежде чем отключиться, – его распахнутые на пол-лица глаза. В них отчетливо читался немой вопрос – «Какого… я здесь делаю»?! Хотела бы я тоже это знать.

Как ни странно, больно не было. Я вообще ничего не почувствовала. Просто отключилась. А когда открыла глаза, увидела нечто странное. Даже не сразу поняла, а что это, собственно, такое.

Краски, множество красок – от золотого до алого, от нежно-голубого до глубокого сиреневого. Словно сумасшедший художник водил кисточкой по холсту, рисуя некую абстракцию.

Я лежала на спине, раскинув руки в стороны, и любовалась этим разноцветьем. Довольно быстро я заметила, что краски движутся. Перетекают одна в другую, сливаются или наоборот распадаются на цвета.

Мне понадобилось время, чтобы понять – я смотрю на небо. Вот такое странное и лишенное логики. Я даже не могла определить время суток. Казалось, сейчас одновременно утро, день и ночь. Светило солнце и луна, я видела звезды и зарево рассвета на востоке, а на западе – отблески заката.

Смотреть на это небо можно было вечно. Вот только глаза быстро устали и начали болеть, а вслед за ними – голова. Решив, что с меня хватит местных красот, я села и огляделась.

Не считая неба, все остальное выглядело буднично. Сельская пастораль – луг, деревья на горизонте и одноэтажные домики. Пахло свежей выпечкой и скошенной травой.

Я озадаченно нахмурилась. До потери сознания я была в центре мегаполиса. Там пахло, чем угодно, – выхлопными газами, пылью и гарью, но уж точно не свежестью летнего луга. Кажется, трамвай меня прикончил, и я попала в рай. А что, это вполне логичное объяснение. После трамвая на парковке я уже ничему не удивлюсь.

И все же в следующую секунду я вздрогнула. От неожиданности. Я так увлеклась небом, что не заметила – на лугу я не одна. В высокой траве пряталась девушка лет девятнадцати. Схватив меня за руку, она выпалила:

– Идем, скорее.

Я захлопала ресницами и спросила:

– Ты – ангел? Где твои крылья?

Девушка удивленно моргнула. Кажется, мой вопрос ее озадачил. Но я не видела другого объяснения происходящему. Девушка говорила на незнакомом языке, который я отлично понимала. Что это, если не доказательство моей смерти? Кстати, а на каком языке говорят в раю?

Поразительно, но страшно мне не было. Я воспринимала происходящее, как фильм, который смотрю со стороны. Наверное, причина была в шоке. Я все еще не до конца осознавала, что со мной стряслось.

– Еще немного – и они будут здесь, – девушка снова дернула меня за руку.

– Кто они? – нахмурилась я.

– «Щиты империи», – ответила она загадочно. – Тебе лучше с ними не встречаться.

– Почему? – я все еще тупила.

Девушка выглядела взволнованной. Она все оглядывалась по сторонам и вздрагивала, словно вот-вот ожидала нападения. Что-то непохоже ее поведение на ангельское. И крыльев опять же нет.

А еще она была странно одета. Не по-современному. Длинное платье с пышной юбкой и рукавами-фонариками совершенно не подходило сельской местности. А серьги с крупными камнями намекали, что передо мной не простолюдинка.

– Ну же, – она схватила меня за обе руки и потянула, заставляя встать. – Пошли, я объясню все по дороге.

 

Я поднялась, но идти за незнакомкой не торопилась. Она не внушала доверия. Откровенно говоря, мне вообще ничего здесь не внушало доверия. Даже луговые травы выглядели подозрительно.

А потом до слуха донесся странный звук – как будто натянулась и лопнула струна. Дзинь! И следом зашелестела трава.

Девушка резко побледнела.

– Поздно, – прошептала она. – Они здесь.

– И что теперь? – уточнила я так же тихо.

– Беги! – выпалила она и первой сорвалась с места. Секунда – и ее фигура исчезла в высокой траве.

Человек – существо стадное. Когда кто-то кричит «Беги!», мы срываемся с места, даже не видя опасность. Так реагирует инстинкт самосохранения.

Вот и я рванула вслед за незнакомкой. Неслась вперед, не разбирая дороги. Трава хлестала по плечам, ноги спотыкались о неровную землю, но я упорно двигалась вперед. Все потому, что слышала его – своего преследователя.

За мной кто-то гнался. Звук его дыхания, тяжелая поступь звучали все ближе. Как я не ускорялась, он все равно был быстрее. Он нагонял!

В ужасе я выжимала из своего тела все, что могла. Увы, без толку. Он нагнал. Пальцы обожгли запястье, когда он схватил меня за руку и дернул, разворачивая к себе. Плечо пронзила острая боль, я вскрикнула, крутанулась вокруг своей оси и столкнулась лицом к лицу с преследователем.

Столкнулась в прямом смысле слова. От резкой остановки и разворота меня качнуло, и я повалилась на мужчину. Наши лица оказались всего в паре сантиметрах друг от друга, и я ощутила его дыхание на своей щеке.

Все, что я разглядела со столь близкого расстояния – глаза. Они были, как… небо! Тот же танец разноцветных всполохов, то же перетекание одного цвета в другой. У людей не бывает таких глаз. Кто бы не схватил меня, он – не человек.

Эта мысль привела меня в ужас. Я забилась в руках мужчины, уперлась ладонями в его грудь и оттолкнулась. Расстояние между нами выросло до приличного, и я смогла рассмотреть своего преследователя.

Острые скулы, прямой нос, волевой слегка выдающийся вперед подбородок, цепкий взгляд невероятных глаз, темные волосы – все сложилось в единую картину мрачного, но красивого лица.

Красота бывает разной. Иногда она притягивает, а иногда – пугает. Незнакомец обладал вторым вариантом внешности. На него смотришь и сразу понимаешь – если свяжешься с ним, будут неприятности.

Мне неприятностей и так хватало. Решив не увеличивать их количество, я попятилась от мужчины. Вот только сделала еще хуже. Под пятку попала очередная кочка, я оступилась и начала заваливаться назад.

Мужчина протянул руку, чтобы меня удержать, но его пальцы так и не достигли цели. Все потому, что я не просто упала, я провалилась. Как Алиса в нору зайца. А следом реальность сомкнулась, отсекая меня от преследователя. Вместе с ним исчез луг и удивительное небо. Я очутилась где-то совершенно в ином месте.

Глава 2. Как я сменила тело

– Все плохо, очень плохо, – сквозь вату, окружающую мое сознание, прорывался нервный шепот.

Провалившись в «черную дыру», я снова отключилась. Теперь, медленно приходя в себя, поняла, что опять лежу на спине, но уже на чем-то более твердом, чем земля.

– Он видел твое лицо. Это плохо, – снова раздался шепот. – Но ничего уже не изменить. Придется довольствоваться тем, что есть.

Голос был женский. Кажется, он принадлежал девушке, за которой я бежала в высокой траве. Она говорила обо мне так, будто я – приобретенный ею костюм. И судя по раздраженным ноткам, взяла она его на распродаже и осталась недовольна покупкой.

Я совру, если скажу, что это меня не зацепило. Может, я не фотомодель, но внешность у меня вполне симпатичная – приятные формы, миловидное лицо, а волосы вообще моя гордость. Не может быть у парикмахера плохих волос. Это как сапожник без сапог.

Я шевельнулась. Мышцы ныли и плохо слушались. Что со мной сделала эта ненормальная?! Чего она вообще пристала?

Я приоткрыла глаза и на этот раз увидела не странное небо, а сводчатый потолок. «Черная дыра» перенесла меня в помещение. Уж не знаю к добру это или к худу.

Я приподняла тяжелую голову и осмотрелась. Так, я лежу на каменном полу. Неудивительно, что мне так жестко. Вокруг горят свечи и мерцают какие-то знаки. А помещение похоже на заброшенный собор. Не нравится мне это…

Единственный плюс – мужчина с пугающими глазами исчез. Был ли он вообще или мне пригрезилось? Я сейчас уже ни в чем не уверена. Может, все это – одна большая галлюцинация.

Рядом суетилась девушка. Та самая, слух меня не подвел. Она что-то деловито бормотала себе под нос и двигала свечи, добиваясь определенной симметрии.

– Ты что делаешь? Лучше помоги мне подняться, – пробормотала я. Из-за слабости едва могла двигаться. При всем желании мне не уползти из круга свечей.

– О, ты очнулась, – девушка вскинула голову и тут же строго потребовала: – Не вертись, ты мешаешь ритуалу.

– Ох, простите, как я только посмела, – мой голос сочился сарказмом, но девушка этого не поняла.

– Прощаю, – серьезно кивнула она.

– Что тебе от меня нужно? – я начинала злиться.

Жаль, злость не придавала сил. Я по-прежнему не могла пошевелиться, словно невидимая сеть приковала меня к полу. К этому моменту до меня уже дошло, что ждать помощи от незнакомки не стоит. Она кто угодно, но точно не союзник.

Девушка подошла ближе и склонилась надо мной. Ее взгляд блуждал по моему лицу, когда она ответила:

– Что мне нужно от тебя? – повторила она вопрос. – Мне нужно всё! Твои глаза, волосы, губы, тело. Вся ты.

А вот сейчас стало жутко. Девушка напугала меня даже сильнее, чем мужчина на лугу. Было что-то такое в блеске ее глаз… одержимое. Настоящая маньячка! Угораздило же меня напороться именно на нее.

Испуг прочистил мозги, и вдруг меня осенило – да это же она виновата в моих бедах! Уж не знаю, что она со мной сделала, но именно по ее вине я угодила сюда.

– Это все ты! – выдохнула я и задергалась в попытке встать. Но все было тщетно. Всему виной была вовсе не слабость, меня, в самом деле, что-то удерживало на полу. – Ты перенесла меня сюда. Но почему трамвай?

Тот трамвай не давал мне покоя. Уж очень он меня впечатлил.

– Эффект неожиданности, – пожала она плечами. – Он необходим для перемещения.

– Перемещения… куда? – уточнила я.

– В другой мир, – снова ее ответ прозвучал буднично, словно она каждый день ходила из мира в мир, как в магазин за хлебом.

А вот для меня это была новость-взрыв. Другой мир! Как подобное вообще возможно? И что мне теперь с этим делать?

Впрочем, о втором вопросе я могла не волноваться. Его уже решили за меня – закончив с расстановкой свечей, моя похитительница взмахнула руками и произнесла что-то громко на непонятном языке. Свечи тут же отреагировали усилением пламени. Оно буквально взвилось под потолок, вызвав дрожь страха в моем теле. Вот только сгореть не хватало!

– Прекрати немедленно! – взвизгнула я, сама не своя от страха.

Но девушка не слушала. Запрокинув голову, она застыла в ожидании чего-то. И оно явилось – фигура в дверном проеме. За короткий период пребывания в чужом мире я всякого повидала, но этой фигуре снова удалось меня удивить.

Она была будто соткана из электрических разрядов. Ни лица, ни волос, ничего нет. Сплошь всполохи разрядов, часть из которых бьет в стороны. Со стороны казалось, что фигура выбрасывает электрические щупальца. И тот, в кого попадет хоть одно такое, превратится в горстку пепла.

Фигура двинулась к нам, и я запаниковала. Странно, что моя похитительница была спокойна. Разве она не видит, что к нам приближается заряженная трансформаторная будка? Сейчас как шарахнет, мало не покажется!

– Там! Там… – силилась я привлечь ее внимание, носом указывая на фигуру, так как все еще не могла поднять рук.

Но похитительница не отреагировала. Она окончательно отключилась от происходящего. А фигура, между тем, уже была за ее спиной. Вот она протянула к ней руку, коснулась, и реальность взорвалась электрическими разрядами.

– А-а-а-а! – протяжно завыла я от ужаса.

Но девушка и сейчас ничего не сделала. «Блаженная какая-то», – последнее, что я подумала, прежде чем снова отключиться.

Что-то в новом мире я только и делаю, что теряю сознание. Так дело не пойдет!

– Просыпайся, Марилла! – из забытья меня выдернул строгий голос. Опять женский, но на этот раз он явно принадлежал человеку в возрасте.

Чего ко мне все пристали? Я спать хочу. Устала от бесконечных перемещений. И вообще никакая я не Марилла, а Маша. Отстаньте от меня!

Последнее я сказала вслух. Прямо так и произнесла:

– Отстаньте от меня, женщина.

Потом перевернулась на другой бок и накрылась одеялом с головой, вяло при этом подумав, что я снова в горизонтальном положении. Только лежу не на земле и даже не на полу древнего собора, а в кровати. Что ж, буду считать это плюсом.

– Уходите, – буркнула я.

Носа из-под одеяла не покажу, пока меня не оставят одну. Не хочу никого видеть. Хватит с меня знакомств. Здесь кругом одни ненормальные. То девушка без чувства юмора, то мужчина с пугающими глазами. Теперь вот тетка какая-то пристала.

При мысли о мужчине я невольно вздрогнула. Надеюсь, с ним мы больше не встретимся. Чутье подсказывало, что ничем хорошим для меня это не закончится.

– Марилла! – рявкнула женщина так, что я аж подскочила на кровати. – Вставай, несносная девчонка. Ты хоть понимаешь, что натворила? Вся столица гудит от слухов о тебе.

Какие еще слухи? И причем тут вообще я? Пора с этим заканчивать. Вздохнув, я все-таки откинула одеяло и, щурясь от света, посмотрела на вредную тетку. Пусть она тоже взглянет на меня и поймет, наконец, я никакая не Марилла.

Надо мной, уперев руки в бока, стояла почтенного вида матрона в халате и белом кружевном чепце. Ее красные от натуги щеки дрожали, когда она отчитывала меня.

– Ты опозорила всю нашу семью, – ругалась матрона. – Что мне теперь с тобой делать?

Хуже всего, что, глянув на меня, матрона не завопила нечто вроде – «Куда ты подевала Мариллу, незнакомка»?! Хотя я ждала от нее именно этого. Но матрона вела себя так, будто я и есть та самая Марилла.

– А в чем, собственно, моя провинность? – уточнила я на всякий случай.

Если уж меня приняли за другую и вешают чужие грехи, то хотелось бы услышать подробности. Может, она человека убила, а мне теперь отдуваться. Тьфу, тьфу, тьфу.

– Тебя видели с мужчиной, – обвинила матрона и припечатала загробным голосом: – Наедине.

Я похлопала ресницами. Она серьезно? В этом великое преступление несчастной Мариллы? Тогда я по местным меркам прожженная грешница. Матроне лучше не знать, что я делала наедине с мужчинами, а то еще инфаркт хватит.

Происходящее все больше напоминало фарс. Мне не было страшно, скорее, забавно. Откинувшись на подушки, я ждала продолжения шоу, и оно не заставило себя ждать.

Из-за обширной спины матроны вдруг выглянула щуплая девица. Я удивленно моргнула. Надо же, как она хорошо спряталась, я была уверена, что в комнате нас двое.

– Отдайте ее в монастырь, маменька, – противно пропищала девица.

Я наклонила голову, чтобы получше ее рассмотреть. Тощая, как палка, блеклого вида, светловолосая, одним словом, никакая. Ее выделял только взгляд – злющий такой, а главное – направленный в мою сторону. Да что я ей сделала? Я вообще ее вижу в первый раз!

Все напряглись, и я, чтобы разрядить обстановку, пошутила:

– Ни в какой монастырь не пойду. Разве что в мужской, ключницей от винного погреба, – хихикнула я.

Увы, известную шутку не оценили. Туго здесь с юмором, который раз замечаю.

Все происходило слишком быстро, я не успевала даже подумать. У меня была сотня вопросов: где я? Кто эти люди? Чего все от меня хотят? А главное – как вернуться домой? Голова шла кругом от этой чехарды.

Одно я поняла – передо мной мама и дочка. Они обе крайне недовольны моим поведением и виноват в этом мужчина. Похоже, история пикантная. Я бы с удовольствием ее послушала, но мне надо на работу.

Я встала с кровати и озадаченно огляделась. Хм, а это не моя комната.

– Где здесь туалет? – спросила я.

– Ты совсем умом тронулась, Марилла? – произнесла матрона. – Ты должна как можно скорее решить эту проблему. Не хватало еще, чтобы у Авелины из-за тебя были проблемы с кавалерами. Не решишь, в самом деле, сдам в монастырь.

При этих словах девушка за ее спиной противно захихикала. Видимо, она и была той самой Авелиной.

– И что я, по-вашему, должна сделать? – спросила я просто так, чтобы поддержать разговор.

– Найди себе мужа! – припечатала в ответ матрона.

Я плюхнулась обратно на кровать. Вот так новость. Какого еще мужа? Я не готова к серьезным отношениям. И вообще замужество – это огромная ответственность!

 

***

Ускользнула. Ушла, как песок сквозь пальцы. Ка-эль почти схватил возмутительницу спокойствия, но ей удалось вырваться и сбежать через портал. Хитрая бестия, все заранее продумала.

Ка-эль редко проигрывал. На самом деле, до этого момента всего один раз и то в детстве в какой-то глупой игре, о которой он давно забыл. И вот сейчас случился второй в его жизни проигрыш. Он упустил беглянку!

Стиснув кулаки, Ка-эль зарычал от бессильной злобы. Эмоции предков-драконов взяли верх над человеческим разумом и прокатились огнем по венам. Гнев драконида страшен тем, что без должного контроля выплескивается наружу.

Трава вокруг ног Ка-эля начала медленно тлеть. Пока огонь был слабым, всего лишь намек, но если не взять себя в руки, то полыхнет пламя и сожжет все в округе, включая деревушку на горизонте.

– Ты ее поймал? – спросил нагнавший его Ар-сес. Заметив пожар, он обо всем догадался. – Упустил, – вздохнул и принялся затаптывать огонь.

– Ей удалось ускользнуть, – ответил Ка-эль. – Кто-то помог ей, открыв портал из другого места.

Он пытался последовать за незнакомкой, но не вышло. Портал схлопнулся слишком быстро, а попытки заново его открыть провалились. Его защищала сильная магия. Кто-то очень не хотел, чтобы беглянку нашли.

– Кто она вообще такая? – нахмурился Ар-сес.

– Понятия не имею, но я запомнил ее лицо. Если увижу, узнаю.

Ка-эль отчетливо помнил широко распахнутые глаза девушки. Карие с желтыми крапинками. Сладкий запах ее волос он ни с чем не перепутает. Это был новый незнакомый ему аромат, но тем проще будет на него ориентироваться.

– Расскажи, как она выглядит, – попросил Ар-сес.

Ка-эль прикрыл глаза, вызывая в памяти лицо беглянки. Ему хватило тех долей секунды, что он смотрел на девушку, чтобы запомнить ее. Память драконида устроена не так, как человеческая. Им достаточно один раз увидеть, услышать или почуять, чтобы навсегда запечатлеть это в разуме.

Беглянка как будто стояла перед Ка-элем воплоти, и он деталь за деталью описывал ее внешность:

– Средний рост, мне примерно по плечо. Глаза карие, волосы – темный каштан, немного вьются, длиной примерно до середины спины, – перечислял он безразлично, но потом что-то изменилось. Равнодушие обернулось пламенем, голос Ка-эля дрогнул, и он хрипло выдохнул: – Красивая.

Фу-ух! – с протяжным гулом пламя взметнулось вокруг Ка-эля, мигом охватив высокую траву.

– Проклятый драконид! – выругался Ар-сес. – Ты что творишь? Хочешь здесь все спалить к дракону под хвост?

Ка-эль тряхнул головой. То, что с ним творилось, не укладывалось в голове. Собственная реакция на мысли о беглянке злила, а это только сильнее разжигало пламя. Надо успокоиться, подумать о чем-то нейтральном.

Он запрокинул голову и посмотрел на небо. Как всегда его вид вызывал в нем тоску. Кто-то считал его красивым за разноцветье, но любой драконид знал – небо Аль-хоры мертво.

То, что видят людские глаза – лишь последний миг умирающего мира. Именно в этот момент драконидам удалось остановить движение времени и задержать мир в одной-единственной точке. Навсегда. За миг до его окончательной гибели.

Если время снова пойдет вперед, мир взорвется. Все будет уничтожено. Именно дракониды своей магией удерживают время от его вечного хода. Поэтому существование их расы так важно.

Мысль о том, что дракониды держат мир на своих плечах, всегда помогала Ка-элю сосредоточиться. Она напоминала ему, насколько его миссия важна. Намного важнее какой-то сбежавшей девчонки. А что до нее, то Ка-эль непременно ее найдет. В этом нет никаких сомнений.

Ка-эль распростер руки над горящей травой. Огонь зашипел, повинуясь его воле. Он медленно гас, а сгоревшая трава осыпалась пеплом на землю.

Вскоре с огнем было покончено. Ка-эль его породил, он же заставил погаснуть силой своей магии. Вокруг него образовался черный круг в четыре широких шага – свидетельство его несдержанности.

Ар-сес стоял рядом. Огонь не мог навредить дракониду.

– Прошу тебя… – выдохнул Ка-эль.

Но друг его перебил:

– Я ничего не видел. Но будь осторожен с мыслями об этой девушке. Старый лорд Хофф не простит, если ты спалишь ваше родовое гнездо.

Ка-эль поморщился. Не родилась еще та женщина, которая заставит его потерять контроль над пламенем. Сегодняшняя вспышка результат гнева. Он злится, потому что упустил беглянку, только и всего.