Графство Дюбуа

Tekst
14
Arvustused
Loe katkendit
Märgi loetuks
Kuidas lugeda raamatut pärast ostmist
Kas teil pole raamatute lugemiseks aega?
Lõigu kuulamine
Графство Дюбуа
Графство Дюбуа
− 20%
Ostke elektroonilisi raamatuid ja audioraamatuid 20% allahindlusega
Ostke komplekt hinnaga 4,05 3,24
Графство Дюбуа
Audio
Графство Дюбуа
Audioraamat
Loeb Ольга Богданова
2,49
Sünkroonitud tekstiga
Lisateave
Графство Дюбуа
Šrift:Väiksem АаSuurem Aa

Глава 1

Держа в руках горячую кружку ромашкового чая, Оля сидела в кресле и слушала, как за окном завывает ветер. Февральские морозы все не желали отступить и позволить яркому солнцу осветить пасмурные и серые улочки столицы.

Девушка сделала еще один глоток ромашкового чая и поморщилась. Она безумно соскучилась по кофе. Но вот уже неделю пыталась отказаться от божественного напитка или хотя бы пить его не так часто, как раньше.

Оля смотрела в одну точку на стене и думала, думала, думала. Прошло две недели после увольнения с работы, и что теперь делать, она не представляла. Городская больница и родной пост медсестры терапевтического отделения были для нее всем, но… Снова стали преследовать сны, и чем больше она общалась с людьми, сближалась с ними, тем больше снов ей снилось.

Она понимала – это неизбежно. Сны про смерть каждого знакомого человека сводили с ума. Дед Коля называл эти сны даром, в их семье передающимся по женской линии из поколения в поколение. Но Оля знала, что это вовсе не дар, а настоящее проклятье, из-за которого умерла ее мать. И так случалось с каждой женщиной, стоило произвести на свет дочь. Матери передавали дар в первые минуты жизни младенца, а потом сразу же умирали. И с такой ношей девочке приходилось расти. Каждую ночь ее преследовали сны о смертях родных и близких.

Несколько лет Оля боролась с вещими снами с помощью психотропных препаратов, принимая их дозированно, но природа взяла свое. И вот уже больше года не помогало ничего, наоборот, становилось хуже и хуже.

Смотря на замысловатый цветочный узор на обоях, девушка размышляла о том, где бы ей найти работу, не связанную с людьми. Она уже вторую ночь не спала. Стоило прикрыть глаза, и там, в темноте, возникал труп хорошо знакомой женщины – заведующей ее отделением, умершей буквально неделю назад. Ее сбила машина. И Оля незадолго до произошедшего видела во сне все подробно, каждую деталь. А самое противное – не смогла помешать смерти забрать еще одну человеческую душу.

– Ну и что мне делать? – проговорила девушка вслух, допивая ромашковый чай и ставя кружку на журнальный столик. Работа нужна как воздух, надо же покупать продукты и необходимые вещи.

Прошлым летом она уехала в отпуск из шумной столицы в городок к деду. И тогда же решила уйти из больницы и переехать к дедушке насовсем. Будет помогать ему, найдет работу. Но главное – здесь не так много знакомых, и можно практически не видеться с людьми. Но только работа не нашлась, пришлось вернуться в столицу и продолжить обычное существование.

А еще тем летом она познакомилась с мужчиной.

Лицо старшего следователя Романа Скоблева (главный герой книги «Видящая во снах») Оля до сих пор помнила отчетливо. Это первый мужчина за продолжительное время, в которого она смогла влюбиться. К сожалению, их общение не продлилось долго. Да и общение-то, в принципе, не было романтичным: лишь совместная работа. Следователь вел дело о ряде странных убийств девушек (их, как в итоге оказалось, приносили в жертву), а Оля помогала, рассказывая свои сны.

Когда пришло время Скоблеву возвращаться в Москву, они просто обнялись на прощание, и все. Роман, конечно, сказал о том, чтобы Оля ему писала и не забывала, но она не находила повода. Правда, очень хотелось его снова увидеть. Вдохнуть аромат приятного мужского одеколона, до безумия ей нравящегося, прикоснуться к грубоватой коже рук и заглянуть в черно-карие глаза, больше похожие на бездну.

Оля тряхнула головой, прогоняя воспоминания. Она прекрасно знала – если вдруг Роману будет грозить опасность, сны ее обязательно предупредят.

– А может, купить какие-нибудь курсы и учиться удаленно? – снова проговорила она вслух. Мысленно подсчитав оставшиеся в кошельке деньги, эту идею отбросила. Курсы, скорее всего, длятся не меньше месяца, к тому же потом придется искать работу. И не факт, что найдет. А работа нужна еще вчера.

Глухо застонав, девушка подтянула к себе ноги и обняла их, подбородком опираясь на колени. Ветер за окном усилился, к нему присоединился моросящий дождь со снегом, соседи сверху ругались и, громко топая, ходили по квартире – все звуки ужасно отвлекали. Оля прикрыла глаза, пытаясь сосредоточиться, и в это мгновение тишину комнаты разорвала громкая мелодия входящего вызова. Смартфон завибрировал, показывая на экране неизвестный номер. Взяв телефон и еще раз посмотрев на цифры, девушка ответила на звонок.

– Слушаю, – проговорила настороженно.

– Гусева Ольга Аркадьевна? – спросил незнакомый мужчина приятным голосом.

– Да. А вы, простите, кто?

– Меня зовут Игорь Сергеевич Смирнов, я звоню вам по поводу работы, – ответил незнакомец, и Оля впала в ступор. Работы? Она еще не подавала никуда резюме. Никто не знает, что она нуждается в работе. Девушка напряглась, тяжело дыша в трубку. Собеседник, видимо, понял заминку Ольги и продолжил: – Как нам известно, вы две недели назад уволились из больницы и теперь в поисках новой работы.

– А кому «нам» и откуда такая информация? – перебила Оля, насторожившись еще сильнее.

– Скажем так, у нас есть кое-какие связи в руководстве вашей больницы. А мы – это моя нанимательница и я.

– Но я не ищу сейчас работу. И вообще, думаю поменять сферу деятельности. Так что ваше предложение меня не интересует, – она уже хотела попрощаться с незнакомцем и сбросить вызов, но тот ее опередил:

– Вы ведь даже не выслушали предложение. Прошу, уделите мне несколько минут, и я все подробно расскажу. А потом уже решите, нужна вам эта работа или нет.

В трубке повисла тишина, только играла на заднем фоне классическая музыка. Кажется, «Времена года. Зима» Вивальди. Кроме музыки не было слышно ничего – ни голосов, ни других звуков, и Оля представила, как мужчина в идеально выглаженном костюме-тройке сидит в дорогом кресле и уговаривает его выслушать.

– Ольга Аркадьевна? – проговорил Смирнов с едва ощутимым напряжением и недовольством.

– Да. Простите, задумалась. Хорошо, я выслушаю вас.

Оля и сама не понимала, зачем дала незнакомцу шанс рассказать о работе. Наверное, просто обычное любопытство. Она-то заранее знала, что не согласится. Но почему бы не выслушать, прежде чем сбросить вызов?

– Пожилой графине Дюбуа требуется сиделка с медицинским образованием, – сказал Игорь Сергеевич, но девушка из всего предложения выделила только «графиня». Разве еще существует титулы? Да, в каких-то странах это живо, но не в России. Разговор стал интереснее. А мужчина тем временем продолжил: – Хотя сиделка – не совсем точно. Графине нужна женщина, которая будет не только следить за здоровьем, но и станет находиться рядом двадцать четыре часа в сутки. Помимо обязанностей медицинского характера, вам потребуется с ней гулять, развлекать, подавать завтраки, обеды и ужины, если понадобится – мыть. Отвечать на письма, платить налоги, совершать покупки и выбирать одежду на день. Вы должны на время работы стать для нанимательницы сестрой-близнецом, чувствующей ее состояние и настроение. Контракт подписывается на полгода, вам в поместье положена отдельная комната с ванной. Естественно, вблизи покоев графини, чтобы быстро прийти по любому призыву. Так же предоставляется бесплатное питание и услуги семейного доктора. В выходной, один раз в неделю, разрешается покидать территорию поместья. До города пятьдесят километров по асфальтированной дороге. К сожалению, автобусы по той дороге не ходят, и, если захотите попасть в город, придется связаться с водителем, привозящим прислугу. Ну и самый большой плюс – высокая заработная плата, – мужчина замолчал, ожидая ответ.

– Насколько высокая? И сколько людей проживает в доме? – поинтересовалась Оля. Ей не сложно ухаживать за старушкой, тем более если за это достойно платят, но все упирается в количество людей, с которыми придется общаться.

– Двести тысяч рублей в месяц. А проживать будете только вы и графиня.

– А как же остальные? Например, прислуга? Кому-то же надо убирать наверняка немаленькое здание. Еще и готовить. Или готовка входит в мои обязанности?

– Нет. Прислуга есть, но приезжает в определенные дни. Например, уборщицы два раза в неделю, как и повар. Они делают свою работу и уезжают. Вероятно, за полгода вы их увидите только несколько раз, а может, и ни разу. Графиня живет очень уединенно и не терпит в поместье лишних глаз, – Игорь Сергеевич снова замолчал, давая обдумать сказанные слова.

Олю, конечно, обрадовала возможность по минимуму видеться с людьми, да и высокая зарплата тоже. За полгода получится накопить немаленькую сумму. А дальше, если все сложится хорошо, то и продолжить ухаживать за старушкой.

Тем не менее что-то смущало. Словно внутренний голос кричал: «Не соглашайся!» Но разум твердил о другом: это на данный момент единственный нормальный вариант. Тем более работа вполне по силам.

– Ольга, так вы согласны?

– Я могу подумать?

– Конечно. Только, прошу, недолго. Ответ нужен к сегодняшнему вечеру, максимум – к завтрашнему утру. Я скину вам на почту договор. Ознакомьтесь. Задавайте любые вопросы, хорошо?

– Да, конечно.

Попрощавшись с мужчиной, Оля бросила взгляд на ноутбук, где появился значок непрочитанного письма. Быстро открыв почту, принялась вчитываться в черные буквы.

Договор о найме был составлен корректно, обязанности четко прописаны. Но один пункт заставил Олю задуматься. Согласно нему, если ей захочется расторгнуть договор досрочно, то придется выплатить сумму, в десять раз превышающую ежемесячную зарплату. А значит, уволиться, если что-то не устроит, не получится.

В голову тут же полезли нехорошие мысли и подозрения. А вдруг эта графия настоящая мегера и захочет ее извести? Они же незнакомы, и не будет возможности познакомиться заранее, только после подписания договора и документа о неразглашении. Этот пункт нужно обязательно уточнить.

Оля дочитала до конца, и у нее не возникло особых вопросов. А когда посчитала сумму за полгода работы – желание согласиться укрепилось.

 

Встав с любимого кресла, девушка пошла на кухню и вместо ромашкового чая сварила крепкий кофе. Он помог сконцентрироваться и начать нормально думать. Да, немного страшновато вот так, практически вслепую соглашаться, но необходимость в деньгах и работе заставляли принять предложение.

Конечно, можно позвонить Скоблеву и попросить разузнать побольше об этой графине, чтобы не ехать наугад неизвестно куда. Но стоило подумать о Романе, как все внутри взбунтовалось, и она отбросила эту мысль.

Уже ближе к вечеру Оля набрала номер агента. Смирнов ответил на вызов после третьего гудка:

– Ольга, еще раз здравствуйте. Вы уже готовы дать ответ?

– Да. Только хочу уточнить, – девушка замялась, не зная, как правильно преподнести вопрос.

– Я вас внимательно слушаю.

– Меня смущает пункт о неустойке. А вдруг мы с графиней не найдем общий язык? Или я ей не понравлюсь?

– О, поверьте мне, Августа Александровна милейшая женщина, она общительна и совсем неконфликтна. Вы точно поладите. У старушки просто доброе сердце, – заверил Игорь Сергеевич, отметая сомнения.

– Да?

– Уверяю вас. В этом плане вам нечего бояться.

Уверенный голос агента Олю убедил, и причин отказываться не осталось.

– Хорошо. Я согласна.

– Отлично. Тогда завтра отправляемся. Я за вами заеду в девять утра. Успеете собраться?

– Да.

– Тогда до встречи.

Только распрощавшись с Игорем Сергеевичем Оля поняла, что не сказала ему свой адрес. Но почему-то казалось – это и не нужно, он уже про нее все знает. Прочитал в личном деле, которое, скорее всего, взял из архива больницы.

Интересно, кто же такие Игорь Сергеевич Смирнов и графиня Дюбуа, если им так легко найти нужную информацию?

Глава 2

Время уже близилось к ночи, поэтому Оля постаралась побыстрее собрать нужные вещи. Сейчас только начало февраля, пробыть в графстве придется полгода, значит, надо взять одежду на весну и лето. А если вдруг что-то срочно понадобиться, наверняка это можно купить и в городе. Но лучше, конечно, все иметь под рукой.

После того как чемодан был собран, Оля оделась и пошла в круглосуточный супермаркет, купить кое-какие предметы личной гигиены. Заодно зашла к соседке, передала запасной ключ от квартиры и попросила иногда приходить проверять жилье. Не забыла позвонить деду Коле и рассказать о новой работе. Старик обрадовался, что внучка наконец-то снова возвращается к жизни, а не страдает взаперти в четырех стенах.

Но самое интересное случилось позже.

Оля не могла уснуть и решила поискать в сети информацию о графстве Дюбуа и самой графине. На удивление, ничего не нашлось даже похожего. От слова «совсем». Тогда она в поисковике вбила адрес того самого графства. Карта показала лишь городок, о котором говорил Игорь Сергеевич и куда якобы можно съездить в выходной. А вот графство – нет.

– Странно, – тихо проговорила Оля и, немного перефразировав, вбила новый запрос в поисковую строку. Но полезного так и не нашла. Стало отчего-то беспокойно. Хотя понятно отчего: завтра предстоит ехать неизвестно куда и пробыть там полгода.

А потом набрала имя и фамилию мужчины, предложившего ей сегодня работу. Информации об Игоре Сергеевиче Смирнове нашлось много. Он являлся агентом по подбору персонала и руководил фирмой, где работало несколько десятков человек. Имелись и положительные отзывы благодарных клиентов, это слегка успокоило. Тем более соседка и дедушка знают, куда она уезжает.

Лишь убедившись, что мужчина не выдумка, Оля наконец-то нормально уснула.

Утро наступило быстро. Приняв душ и надев темно-синие джинсы и черный свитер плотной вязки, девушка забрала волосы в тугую косу и побрела на кухню. Ее взгляд сам потянулся к кофеварке, и рот наполнился слюной от воспоминания о божественном аромате кофе. Оля могла выпить больше пяти кружек в день. И хотя понимала, что это вредно, устоять перед напитком не удавалось. Вот и сейчас рука потянулись к кофемашине и нажала на кнопку приготовления быстрее, чем мозг отдал команду.

– Сегодня можно. Одну кружечку. Ничего не случится, – улыбаясь, проговорила девушка и услышала звук пришедшего СМС-сообщения. Игорь Сергеевич писал, что подъедет через двадцать минут и что дорога будет долгой. А также просил не опаздывать.

Как было велено, Оля уже через пятнадцать минут стояла с чемоданом в руках возле своего подъезда. Пытаясь защититься от частых порывов ветра, куталась в пуховик и топталась на запорошенном снегом асфальте, чтобы ноги не замерзли. Во рту оставался привкус кофе, выпитого наспех несколько минут назад.

Когда рядом остановился массивный внедорожник и оттуда вышел высокий солидный мужчина, девушка сразу же его узнала.

– Доброе утро, Ольга, – поздоровался Игорь Сергеевич, подходя ближе.

– Здравствуйте.

– Позвольте ваш чемодан? Уберу в багажник.

– Да, конечно.

– А вы пока садитесь.

Мужчина указал на переднее пассажирское сидение. Оля с удовольствием юркнула в теплый салон, захлопывая за собой дверцу. Меньше чем через минуту появился и сам агент. Он устроился на водительском месте, а потом протянул Оле черную папку.

– Этот договор я отправлял вам вчера. Прочитайте еще раз. Если возникнут вопросы, задавайте, не стесняйтесь. Дорога у нас с вами будет долгой.

Дорога и правда выдалась долгой. Они только до соседствующего с графством городка ехали практически пять часов. А потом еще добирались до замка через лес. Как вчера и говорил Игорь Сергеевич, лесная дорога действительно была асфальтированной, причем идеально ровной. Такую и в городе-то не везде встретишь.

– Игорь, а вы давно знакомы с Августой Александровной?

– Больше десяти лет. Я ищу для нее сиделок.

– И часто они меняются?

– Последняя проработала полтора года. Потом вышла замуж, забеременела. Естественно, больше не могла выполнять обязанности, и мне пришлось искать снова. Так и наткнулся на ваше личное дело. Точнее, я собрал все подходящие личные дела девушек, работающих в больницах или ищущих работу сиделкой, и передал их Августе. А она уже сама выбирала.

– То есть меня выбрала графиня? – удивилась Оля, и ей почему-то стало смешно. Ее выбрала сама графиня, надо же! Привыкнуть к титулу нанимательницы пока не получалось.

– Да.

– Кстати, я вчера искала хоть какую-то информацию о графстве и не нашла. А на карте почему-то расположен лес.

– Графиня – человек скрытный и в последние лет двадцать практически не взаимодействует с внешним миром. Возможно, поэтому и нет никакой информации. А вот ее внук является очень даже знаменитым зоологом. Если поищите в интернете, то много чего про него найдете.

– У графини есть семья? По вашим рассказам я подумала, что она одинока.

– На самом деле, у нее был приемный сын. Он вместе с женой погиб тридцать лет назад. Разбились на машине. И у них остался ребенок, которого воспитывала графиня.

– Тот самый внук-ученый?

–Да. Захар Юрьевич Богатырев.

– Богатырев? А разве у него не фамилия отца?

– Нет. Точнее, раньше он носил фамилию Дюбуа, но по неизвестным мне причинам поменял ее на девичью фамилию матери. Если интересно, можете спросить у графини. Кстати, мы подъезжаем.

Оля подняла голову и заметила выцветшую от времени вывеску «Добро пожаловать в графство Дюбуа», а вскоре они въехали в массивные железные ворота, явно нуждающиеся в покраске. Сверху ворота представляли собой изогнутую волну, на пике красовался герб с вензелями. На гербе был изображен конь с львиной головой, вставший на дыбы. Ржавые ворота держались на двух кирпичных столбах, украшенных полуразрушенными львиными головами с открытыми пастями.

Пока автомобиль неспешно ехал по гравийной дорожке, Оля рассматривала здание, в котором ей предстояло провести шесть месяцев. И чем дольше смотрела, тем сильнее внутри поднималась тревога вперемешку с восторгом.

Дом оказался поистине хорош, он будто сошел со средневековых картин. Двухэтажное здание напоминало замок в стиле Тюдоров. В центре возвышалась каменная башня с вдовьей площадкой, делящая дом на две половины.

– Ну вот и приехали, – сказал Игорь, и Оля словно очнулась. Кивнула мужчине и вышла из машины, продолжая завороженно рассматривать большую и мрачную постройку. От ее вида невольно появлялись мурашки.

Дом был старым. Это видно невооруженным взглядом. По стенам струились сухие лианы, и Оля представила, как здесь, наверное, красиво летом: все вокруг зеленое, а лианы покрыты разноцветными мелкими цветочками со сладким ароматом.

Территория выглядела поистине огромной. Судя по остаткам фундамента, раньше, кроме основного дома, на ней стояли еще постройки. Вероятно, когда-то давно от леса поместье отделял забор, но сейчас от него осталось лишь несколько каменных столбов, видневшихся вдалеке.

Солидная железная входная дверь распахнулась, и на порог вышла невысокая пухлая женщина. Она широко улыбнулась Оле и Игорю, идущему немного впереди и везущему чемодан.

– Добрый день. Как добрались? – проговорила незнакомка, кутаясь в вязаную шаль.

– Здравствуйте. Добрались хорошо, – ответил Смирнов. – Познакомьтесь. Это Оля, новая сиделка графини. Оля, а это Нина Павловна, она будет подменять тебя в выходные дни.

– Очень приятно, – девушка протянула руку, и женщина дружески ее пожала.

– И мне очень приятно. Надеюсь, вам у нас понравится. Августа Александровна ожидает в Розовой гостиной, – Нина Павловна приглашающе распахнула дверь шире.

– С ума сойти! Розовая гостиная! – едва слышно прошептала Оля и вошла внутрь, окунаясь в окружающую атмосферу. И если внешне дом покорял с первого взгляда своей мрачностью и загадочностью, то теперь девушка замерла и приоткрыла рот, рассматривая все вокруг. Создавалось впечатление, что стоишь в музее.

– Прошу за мной, – раздался голос провожатой, и Оля нехотя поплелась за женщиной, продолжая разглядывать дизайн дома.

Они шли недолго, лишь сделали несколько поворотов по длинному коридору, и оказались в гостиной. Теперь-то Оля поняла, почему эта гостиная называлась Розовой. Название точно соответствовало интерьеру: розовые в цветочек обои; тяжелые темно-розовые портьеры со светло розовым тюлем; на полу – пушистый вышитый ковер с ромбами всех оттенков розового; розовый диван с маленькими подушечками, тоже розовыми. Единственное, что выбивалось из гаммы, – белый потолок с лепниной.

От обилия розового цвета зарябило в глазах.

«Словно здесь стошнило единорога. И кто вообще придумал такой ужасный цвет?» – подумала Оля, и ее взгляд зацепился за сухонькую старушку лет семидесяти, сидящую в инвалидном кресле возле зажженного камина. Очевидно, это и есть та самая графиня.

Девушка принялась рассматривать работодательницу. Возраст не пощадил женщину, награждая глубокими морщинами и дряблой кожей, но они не уродовали внешность. Острые скулы, аккуратный аристократический нос, большие темно-карие глаза, не потерявшие яркости, пухлые губы, накрашенные алой помадой, – Оля не сомневалась, что в молодости графиня приковывала к себе мужские взгляды.

– Добрый день, – хрипловатым старческим голосом произнесла хозяйка дома и улыбнулась. Волнение, терзающее Олю всю дорогу, куда-то исчезло. Эта старушка с добрыми глазами походила на божий одуванчик.

– Здравствуйте, – кивнула девушка в знак приветствия.

– Рада вас видеть в графстве. Надеюсь, мы с вами подружимся, Оленька, и я не ошиблась в выборе.

– И я очень надеюсь, – ответила Оля и вежливо продолжила: – У вас красивый дом. Он словно сошел с картинок из книг.

– Да, я тоже его люблю. Достался мне от отца. Нина, – обратилась графиня к женщине, стоящей неподалеку от Оли и все это время молчащей, – покажи, пожалуйста, девушке дом и проводи в ее комнату. А мы пока с Игорем Сергеевичем кое-что обсудим.

Женщина быстро кивнула, жестом пригласила за собой и, развернувшись на пятках, пошла на выход. Улыбнувшись графине, Оля направилась за Ниной, по дороге прихватив свой чемодан из рук Смирнова.

Поднимаясь на второй этаж и таща за собой не такой уж и легкий чемодан, Оля одновременно пыталась рассмотреть портреты, висящие вдоль резной широкой лестницы. Между ними расположились настенные светильники в виде свечей. На одном из портретов Оля узнала графиню, только куда моложе, чем сейчас. Она действительно была красавицей.

Второй этаж дома делился на два крыла: хозяйское, туда поселили и Олю, и гостевое.

Убранство спальни девушки отличалось от интерьера дома: очень много света по сравнению с другими комнатами поместья и мебель куда новее. По центру – большая двуспальная кровать, на противоположной стороне, справа от двери расположился платяной шкаф, а полевую руку от кровати, возле окна, стояло плетеное кресло-качалка. Увидев это кресло, Оля сразу же представила, как будет сидеть с горячей кружкой чая в руках, легонько покачиваясь, и провожать закат. Сбоку от кровати находилась дверь в небольшую ванную, в ней уместились лишь сама ванна, унитаз и раковина.

 

– А здесь нет стиральной машинки? – поинтересовалась девушка после осмотра ванной.

– На подвальном этаже есть постирочная. Там находятся стиральная и сушильная машины. Можете ими пользоваться в любое время, – ответила Нина.

– Хорошо.

– Вам повезло. Окно выходит на солнечную сторону, и при восходе и закате, когда лучи проскальзывают в комнату, здесь становится просто потрясающе. А вид-то! М-м-м, безумно красиво!

Оля тут же подошла к окну. Вид и правда был потрясающим – на заснеженный лес.

– А до меня где жили сиделки? Разве не в этой комнате?

– Нет. Им предоставлялись спальни на противоположной стороне коридора. Там, увы, вид не такой красивый. Покои графини находятся через стенку, поэтому вас поселили именно сюда. На тумбе есть стационарный телефон, по нему Августа Александровна может связаться с вами в любое время, если ей понадобится помощь. А теперь пойдемте, я покажу вам дом.

Оля кивнула, оставила чемодан и пошла за женщиной.

В гостевое крыло заходить не стали, Нина провела девушку только по самым главным местам, чтобы у нее создалось хоть какое-то впечатление о доме. А уже в свободное время можно рассмотреть все подробнее.

Как выяснилось, на первом этаже, кроме главного холла, через который Оля проходила в Розовую гостиную, есть еще и Бежевая гостиная, раза в три больше. Соответственно названию, здесь повсюду были бежевые тона, а главным украшением являлся старинный рояль. Также на первом этаже располагались кухня, столовая и библиотека. Показала Нина и подвальный этаж, делящийся на две части. Одна отводилась под лабораторию внука графини Дюбуа, а вторая – та самая постирочная.

Этот огромный дом приводил в восторг и одновременно в ужас. Атмосфера подавляла, темные стены с висящими повсюду портретами незнакомых людей пугали. Проходя мимо очередного портрета какого-то сурового мужчины, Оля поежилась. Глаза незнакомца словно пронзали острыми иглами, а строгий взгляд пробирал до костей, хотя сам мужчина выглядел весьма симпатичным.

Осмотр дома занял не больше получаса. Потом Нина привела Олю в столовую, где находилась графиня с Игорем. Стол уже был накрыт.

– Вы закончили? – проговорила Августа, заметив вошедших, и улыбнулась. – Хорошо. Садитесь, поужинаем вместе.

Еда была вкусной, и Оля с удовольствием поела. К тому же она, кроме чашки кофе утром, целый день ничего не ела, а часы уже показывали семь вечера. Надо же, понадобилось шесть с половиной часов, чтобы из столицы добраться до этого графства.

После окончания ужина Игорь и Нина покинули особняк, а Оля отвезла Августу Александровну в спальню, помогла принять ванну, приготовиться ко сну и оставила ее одну, а сама пошла в свою комнату. Предстояло разобрать вещи и сходить в душ. Последнее – просто необходимо. Практически целый день в дороге, тело ныло, особенно ягодицы от долгого сидения. А завтра уже приступать к полноценной работе.

Перед тем как Оля ушла от старушки, та выдала папку с распорядком дня. Графиня вставала в восемь утра. Сиделке надлежало встать раньше, приготовить завтрак, разбудить Августу, помочь одеться, потом идет массаж, принятие лекарства по расписанию, зарядка, прогулки и многое другое.

Наконец Оля закончила дела, легла в постель и выключила светильник в виде цветка, стоящий на прикроватной тумбочке. На дом опустилась тишина, изредка разбиваемая завыванием ветра за окном.