Укус смерти

Tekst
13
Arvustused
Loe katkendit
Märgi loetuks
Kuidas lugeda raamatut pärast ostmist
Kas teil pole raamatute lugemiseks aega?
Lõigu kuulamine
Укус смерти
Укус смерти
− 20%
Ostke elektroonilisi raamatuid ja audioraamatuid 20% allahindlusega
Ostke komplekt hinnaga 4,05 3,24
Укус смерти
Audio
Укус смерти
Audioraamat
Loeb Ольга Богданова
2,49
Sünkroonitud tekstiga
Lisateave
Укус смерти
Šrift:Väiksem АаSuurem Aa

Пролог

– Девушка, приехали, – раздался мужской голос, и Злата вздрогнула.

Водитель такси, обернувшись, смотрел на нее с улыбочкой, ожидая, когда наконец-то очередной заказчик, уже и не сосчитать какой за время его работы, расплатится. Только вот девчонка, кажется, не понимала, что от нее хотят. Она растерянно посмотрела на мужчину, перевела взгляд за окно, словно пытаясь сообразить, где оказалась и что вообще здесь делает.

– Девушка! – громче позвал водитель.

– А? – очнулась Злата. Думая о своих проблемах, требующих решения в самое ближайшее время, она совсем забыла, куда и зачем едет.

– Приехали, говорю, – повторил таксист.

– А, да. Хорошо.

Расплатившись с водителем, девушка вышла из машины, захлопнула дверцу. Затем подняла глаза на красную вывеску. На фоне темного неба та светилась особенно ярко.

Возле ночного клуба «Страж» собралась огромная очередь. Людей толпилось десятка два, не меньше. И каждый из них знал, что внутрь пустят далеко не всех желающих.

Злата не стала толкаться в общей очереди: у нее в сумочке лежал особый пригласительный. Поправив мини-юбку, купленную сегодня с утра вместе с сапожками на высоком тонком каблучке, на котором практически невозможно стоять, она расправила плечи. Пытаясь взять себя в руки и не показывать страх и волнение, завладевшие мыслями и телом, подошла к секьюрити, стоящим возле главного вход в клуб.

Чтобы прийти сюда, Злата потратила последние деньги, завтра ей даже не на что будет купить еды. Идя в это место для избранных, она очень сомневалась, стоит ли, но выбора не было.

Полгода назад ее мать сбила машина, и теперь девушка копила на операцию, уже третью по счету. Врачи давали обнадеживающие прогнозы: мама снова сможет ходить. Ради того, чтобы оплатить операцию, девушка бросила институт и устроилась на две работы. Они с матерью поменяли двушку на однушку, а оставшиеся деньги пошли на реабилитацию. Результаты пока не особо радовали, но Злата не теряла надежды. У них все получится!

– Девушка, вы куда? – остановил ее высокий мужчина в строгом костюме и с рацией в руке.

– Я… – Злата сначала замялась, а потом достала черную визитку и показала мужчине. – Меня ждут.

Высокий перекачанный здоровяк, черный деловой костюм на котором того и гляди треснет по швам, смотрел на визитку недолго. Быстро кивнув, он произнес:

– Можно вашу руку? – Злата протянула запястье, и ей нацепили желто-зеленый браслет. – Вам на второй этаж, в ВИП-зону.

– Спасибо, – робко улыбнулась девушка, стараясь не думать о том, за кого ее принял этот мордоворот, и шагнула внутрь здания.

Ураган громкой музыки, дым от сигарет и запах чего-то сладкого чуть не сбили с ног. Пройдя по неширокому коридору, Злата миновала проход на танцпол и подошла к лестнице.

Она поднималась медленно. С каждой ступенькой, приближающей к неизбежному, ноги тряслись все сильнее, а дрожь в руках уже не поддавалась контролю.

В коридоре второго этажа ее остановил мужчина.

– Куда?

– Вот, – Злата показала визитку, так и не убранную в сумочку.

Мужчина обернулся, отодвинул плотные черные шторы и кому-то махнул рукой. Буквально через несколько секунд напротив Златы стояла стройная девушка в очень коротких кожаных шортиках и полупрозрачном топе, совершенно не скрывающем грудь.

– Отведи, – приказал мужчина. Незнакомка, переведя взгляд на Злату, мило ей улыбнулась и жестом пригласила следовать за ней.

Охранник отодвинул штору. Злата вошла в зал.

По сравнению с первым этажом здесь было мрачно и практически тихо. Посреди помещения располагалась небольшая сцена с шестом и крутящейся на нем стриптизершей. Сцену окружали столики и красные диванчики, обитые похожей на велюр тканью. Занят оказался лишь диванчик непосредственно возле сцены. На нем сидели несколько парней в окружении красивых девушек.

Злату повели к самому отдаленному месту, скрытому ото всех черной занавеской, – такой же, как висела при входе в этот зал.

Провожатая остановилась и отодвинула штору.

– К вам пришли, – сообщила она, даже не взглянув на того, кто скрывался в нише.

Злата не слышала, что ответили девушке и ответили ли вообще. Но та раздвинула преграду, и посетительница, сжав сильнее ремешок сумочки, шагнула внутрь.

Ее взору открылся такой же красный диванчик. На нем сидел в расслабленной позе, закинув ногу на ногу, худощавый мужчина в деловом костюме. Он не сказал ни слова, только хлопнул ладонью рядом с собой.

Тяжело сглотнув, Злата шагнула вперед. Теперь у нее не осталось шанса сбежать. Выбор сделан.

Очень медленно и нерешительно девушка подошла к указанному месту и села. В ее спину словно вбили кол, во рту от напряжения пересохло, а руки похолодели. Она всегда мерзла, когда волновалась.

– Не бойся, – раздался у нее над ухом вкрадчивый голос, и девушка вздрогнула.

Голос, несмотря на мягкость, звучал холодно и равнодушно, как у робота. Но больше всего пугал взгляд. На мертвенно-бледном, будто мраморном лице явственно выделялись черные, похожие на пропасть глаза. На миг в них проскользнуло что-то хищное, и Злата почувствовала себя загнанной добычей. А охотник, несомненно, наслаждался своей победой.

Еще неделю назад Злата и не знала о ночном клубе «Страж». После трагедии, случившейся с мамой, девушка замкнулась в себе. И рассказать, что вообще творится в ее жизни, ей было некому. Но однажды она наткнулась на форум, где люди анонимно вели беседы, поддерживали друг друга. Именно там Злате и предложили подработку. Ничего криминального, никакой продажи своего тела, нужно лишь в определенное время прийти в клуб. И она согласилась. А кто бы в ее ситуации не согласился на такие большие и легкие деньги?

Движение мужчины выдернуло девушку из мыслей. Он потянулся к столику, и только тогда Злата заметила, что там лежит черная папка. Незнакомец подал папку ей.

– Это обычный контракт, где расписаны все условия. Ты с ним уже знакома, документы присылали на почту. Осталось подписать.

Злата взяла листы. Руки задрожали сильнее.

– Тебе нечего бояться, девочка. Я тебя не съем, – с улыбкой проговорил мужчина, показывая идеальные белоснежные зубы.

Злата сглотнула ком, вставший в горле, и перевела взгляд на бумаги. Не имелось никакого желания смотреть на мужчину, вызывающего дикий страх и панический ужас. Его черные глаза, как бездна, заманивали и затягивали в свою темную пустоту. Было в незнакомце что-то кровожадное. Казалось, он – исчадие ада, пришедшее на Землю, чтобы творить зло. Злата никогда в жизни так не боялась.

Пока девушка читала уже знакомые пункты договора, она постоянно чувствовала на себе тяжелый, предвкушающий взгляд, от которого по коже бежали мурашки. Если бы они встретились на улице, то Злата, несомненно, убежала прочь от этого мужчины. Но только сейчас не та ситуация. Да и она пришла по собственной воле, так что бежать было глупо, и некуда.

Девушка взяла ручку и поставила подпись. То же самое проделал и незнакомец, а затем убрал документы снова в папку.

– Вот и хорошо. Можешь убедиться, что деньги пришли.

Злата достала из сумочки телефон, запустила приложение банка. Действительно, буквально несколько секунд назад на счет поступила огромная сумма, хватит не только на операцию, но и на реабилитацию.

– А теперь приступим, – проговорил мужчина, и Злата почувствовала, как ее волосы аккуратно убрали в сторону, оголяя шею. – Ты так вкусно пахнешь, – с предвкушением прошептал незнакомец.

Шеи девушки коснулось прохладное дыхание, словно по коже провели льдинкой, поцелуй, а затем Злата ощутила резкую боль от укуса.

Глава 1

Конец марта выдался весьма дождливым, но кое-где еще лежал снег. Порывистый ветер практически сбивал с ног. Черные тучи заволокли все небо, не пропуская ни единого солнечного лучика.

Рома сидел в теплом салоне своего автомобиля и смотрел на патрульные полицейские машины, стоящие неподалеку. Выходить не хотелось. Сегодня и так ночь выдалась нелегкой, еще и день предвещает быть не особо радужным.

Устало вздохнув, мужчина застегнул темно-синий утепленный дождевик, так кстати прихваченный с утра из дома, открыл дверцу и выбрался наружу. В лицо тут же ударил ветер вперемешку с каплями дождя. Скоблев сильнее натянул капюшон на голову и засунул руки в карманы.

– Доброе утро, – хмуро поприветствовал он полицейских, столпившихся возле мусорных баков.

– И вам, Роман Русланович, – ответил за всех один из присутствующих.

– А где Морозов? – уточнил Рома у полицейского, стоящего ближе остальных.

– Так допрашивает очевидцев, – пожал плечами мужчина.

– Что, нашли свидетелей?

– Можно и так сказать. Старушка пошла с утра выносить мусор и заметила, как высокий мужчина что-то тащит. А когда присмотрелась, поняла, что тащит он тело. Закричала и спугнула преступника. Тот бросил тело возле мусорных баков, а сам сбежал.

– Даже так? А что с девушкой? – Рома кивнул на тело худой девчонки, глаза которой слепо смотрели в темное пасмурное небо. Ее бледно-синюшную кожу покрывали мелкие капельки дождя.

– Мертва, – выдал очевидный ответ Каин Адамиди. Скоблев резко обернулся. – Доброе утро, Роман Русланович.

– Доброе. Причина смерти?

Каин обошел следователя, убрал в куртку мобильный телефон и присел возле тела девушки. Рома обвел быстрым взглядом труп. «Молодая. Красивая. И мертвая», – промелькнуло у него в голове.

Девушка явно была одета не по погоде: коротенькая юбка, полусапожки на тонком каблучке, курточка. На худеньких ножках – разорванные черные капроновые колготки. Темные волосы безжизненными прядями валялись на земле.

«Она хоть совершеннолетняя?» – Рома нахмурился, рассматривая тело покойницы.

– Вероятно, удушение, – Каин отодвинул воротник куртки и показал темный синеватый след. – Душили, – Адамиди повертел головой и остановил взгляд на сумочке, валяющейся возле ног погибшей, – чем-то наподобие ремня от сумки, – он взял ремешок, аккуратно приложил к шее девушки. – Вот, видите, ширина совпадает.

 

– Следы насилия?

– Нет. Колготки порвались, судя по всему, когда ее по асфальту тащили.

– Личность уже установили? – Рома повернулся к стоящему рядом полицейскому.

– Да. В сумочке паспорт, телефон, ключи от дома и пустой кошелек, – ответил тот. – Романова Злата Георгиевна, девятнадцать лет.

– Совсем девчонка, – Скоблев снова посмотрел на остекленевшие глаза. – На ограбление не похоже. Телефон оставили на месте, – вслух подумал он.

– Так его бы никуда не скинули. Телефон старый, удивлен, что такие еще существуют, – пояснил полицейский.

– Думаешь, забрали только деньги?

– Не знаю, – пожал плечами мужчина. – Девчонка явно не из богатых.

– Родных нашли?

– Ага. Мать. Живет в том доме, – полицейский указал на стоящую неподалеку пятиэтажку. – Женщина – инвалид. Сказала, что дочь вчера вечером ушла на встречу с подругой. Вроде бы та предложила какую-то работу с хорошей оплатой.

– И даже когда не пришла ночевать, мать не заволновалась?

– А она предупредила, что, возможно, у подруги останется.

– М-да.

– Роман Русланович, – раздался в наступившей тишине голос Адамиди. Скоблев, подойдя ближе, присел возле судмедэксперта.

– Что-то нашел?

– Ага. Смотрите, – Каин шире распахнул воротник куртки и указал на синюшный след от удушения на сонной артерии. – Ничего не напоминает?

Рома присмотрелся, стараясь понять, что именно ему показывает Каин. А поняв, даже на секунду замер.

– Снова след от укуса, – констатировал он хрипловатым голосом.

– Именно. Но это не все.

Адамиди дернул рукав куртки. Показался желто-зеленый браслет ночного клуба «Страж».

– И снова браслет. Значит, удушение – лишь отвлекающее действие?

– Предполагаю, что да. Но точно скажу после вскрытия.

– Понятно.

Скоблев поднялся и выпрямился, смотря на безжизненное тело девушки. Это уже было третье убийство за месяц, в котором фигурировали укус на шее и браслет ночного клуба «Страж». Леня Морозов, коллега Ромы, даже выдвинул теорию, что в городе завелись вампиры.

Смешно. Наверняка просто обычный фанатик, пересмотревший сериалов про вампиров.

Правда, Роме не давала покоя одна странность. Все три жертвы до определенного дня не отличались богатством – кто-то еще учился, кто-то был безработным, а кому-то отчаянно требовалась крупная сумма для помощи родственникам, – а потом у них на счетах резко появились довольно большие деньги. Только вот потратить их они не успели: всех троих нашли мертвыми и обескровленными.

– Роман Русланович, вы уже приехали? – раздался голос Лени Морозова.

– Привет, Лень. Чем порадуешь?

– Да ну, – молодой следователь махнул рукой. – Практически ничем. Бабка много не сообщила. Только то, что видела, как мужик в черных штанах и куртке с накинутым на голову капюшоном тащит по земле девушку. И все. Еще я поговорил с матерью погибшей. Та тоже ничего про дочь особо не рассказала. Хорошая, правильная девочка. Чтобы заработать на операцию матери, ушла из института и устроилась на две работы. И кстати, сегодня ночью этой девчонке пришла огромная сумма на счет.

– Откуда?

– Пока не знаю. Выясняют отправителя, но, что-то мне подсказывает, ничего узнать не получится, – Леонид махнул рукой и продолжил доклад: – Почерк тот же, как и у трех других убийств: резко разбогатела за одну ночь и тут же отдала концы. Кстати, последний вызов на телефоне – номер службы такси.

– А что, еще кто-то так делает? – удивился Роман. – Я думал, уже все на приложения перешли.

– Ага, я тоже так думал. Выясняем, что за водитель и куда он отвозил девчонку.

– Каин на ней браслет «Стража» нашел, – сообщил коллеге Рома. – Нужно снова поговорить с хозяином клуба, заодно и с сотрудниками, работавшими в ночь, когда приходила девушка. Может, кто-то что-то заметил. Еще обыск сделать в ее квартире, авось интересного чего найдем. А ты, Леня, проверь связи убитых. Возможно, они пересекались – ходили в одну секцию там, магазин, клинику или тусовались в одной компании. В общем, проверь все.

– Пока я вел допрос, опера осмотрели квартиру. Ничего особенного – маленькая, однокомнатная, ремонт никакой. Сегодня съезжу на место работы, может, там что-то скажут. Из квартиры забрал ноутбук, отдал нашим айтишникам, – отчитался перед старшим коллегой Морозов.

– Хорошо, – кивнул Скоблев и повернулся к судмедэксперту. – Каин, ты можешь достать парочку пригласительных в «Страж»? Насколько мне известно, туда просто так не попасть.

– А что за повод? Хотите найти ночные приключения? – заинтересованно поднял голову Адамиди.

– Типа того, – буркнул Рома.

– Ладно, достану, – как-то нехотя отозвался Каин и снова вернулся к трупу.

– Роман Русланович, а зачем вам в клуб? Может, просто еще раз пообщаться с хозяином? – уточнил Морозов.

– Непременно пообщаемся, Леня. Но сначала сами сходим и посмотрим, что с этим клубом не так. Глядишь, чего нового узнаем. А то слишком часто он появляется в поле зрения, не находишь?

***

К вечеру дождь прекратился, оставив после себя мокрый асфальт и лужи на дорогах. Рома припарковался на стоянке возле высокого многоэтажного дома и достал мобильный телефон из кармана дождевика. Номер Оли Гусевой был забит у него в быстром наборе, но прежде, чем нажать на кнопку вызова, мужчина откинулся на спинку водительского сидения и прикрыл глаза. Уставшему телу требовалось мгновение передышки.

Открыв веки, Скоблев бросил взгляд на дом, выискивая нужное окно, и все же нажал на кнопку вызова. В трубке послышались длинные гудки, а потом прозвучал приятный женский голос:

– Алло.

– Привет, Оль. Не отвлекаю?

– Привет. Нет.

Рома положил руки на руль и оперся на них подбородком, по-прежнему не отводя взгляда от окна.

– Как дела? Как ты себя чувствуешь? – проговорил он, вспоминая, как буквально несколько недель назад чуть не потерял ее.

У Оли имелась яркая особенность – влипать в неприятности. А еще она была первой и единственной женщиной после смерти жены, которую Роме хотелось видеть рядом с собой. Только Скоблев до сих пор не признавался себе в том, что девушка его привлекает. И хотя он был не против сходить с ней на свидание или начать ухаживать, но не решался. Наоборот, пытался от нее отгородиться.

Первые полгода после знакомства Рома даже радовался, что они больше не видятся. Иногда хотелось позвонить или написать ей, но мужчина останавливал себя. А еще, стоило подумать об Оле, накатывало чувство вины перед мертвой женой. Будто он ей изменял.

Рома часто ощущал присутствие Марины рядом. Она словно ходила за ним по пятам. И ему это нравилось. Хотя и звучит жутковато, но он ничего не мог с собой поделать. Пусть и старался ограждать себя от воспоминаний о жене, Марина навсегда останется в его сердце незаживающим шрамом.

– Все хорошо, – ответила Оля.

– Как твои сны? – поинтересовался Рома. Почему-то, слушая ее голос, он расслаблялся и становился спокойнее.

У Оли был дар: она видела во снах еще не случившуюся смерть. И когда-то ее дар существенно помог в расследовании. Именно из-за него-то они впервые и встретились.

– Их пока нет, чему я очень рада.

– Хорошо.

Рома замолчал. В трубке повисла тишина, лишь слышалось дыхание девушки.

– Ром, а как ты? У тебя все в порядке? – разбила эту тишину Оля.

– Да. На работе только завал, а в остальном прекрасно. Слушай, Оль, мне уже пора. Если понадобится какая-то помощь, ты звони, хорошо?

– Ладно.

Он сбросил вызов, даже не попрощавшись. Зачем вообще звонил, а тем более приехал к дому, Рома не знал. Он часто вот так приезжал и просто смотрел на ее окна, не поднимаясь и не просясь в гости. Простояв минут десять, звонил, чтобы узнать, что с ней все в порядке, а потом уезжал.

Когда Скоблев припарковал машину возле своего дома, был уже поздний вечер. Выйдя из теплого салона в вечернюю прохладу, мужчина повел плечами, скидывая с себя непроизвольно побежавшие по коже мурашки. Подхватил с заднего сидения пакет с продуктами, подошел к подъезду, приложил ключ к магнитному замку домофона. Открыл дверь. И замер.

В подъезде было темно. Настолько, что даже невозможно разглядеть ступеньки.

Рома достал телефон из кармана дождевика, включил фонарик и шагнул вперед. Под ногами захрустело стекло. Похоже, кто-то снова разбил лампочку.

Камера видеонаблюдения стояла только на улице, потому узнать, какой негодяй постоянно бьет лампочки, не получилось. Да и не так давно это началось, около месяца назад.

Обойдя кучку стекла, Рома вызвал лифт.

Квартира встретила привычной тишиной. Сняв обувь и дождевик, мужчина направился на кухню, по дороге щелкнув выключателем. Положил пакеты с продуктами на стул и прошел в спальню, намереваясь переодеться в домашнюю одежду. И только собравшись вернуться на кухню, понял – что-то не так. Осмотрелся.

Рамка с фотографией жены, стоящая на прикроватной тумбочке, оказалась пуста. Рома схватил рамку, оглядывая со всех сторон. Фотография исчезла.

– Что за черт? – пробормотал он. Утром фотография точно была на месте.

Рома развернулся и кинулся в гостиную, где на стене висели и другие фотографии. Приглядевшись, понял, что все на месте. Тогда следователь быстро осмотрел квартиру. Вроде бы ничего не пропало, по крайней мере, на первый взгляд.

Скоблев рвано выдохнул. Получается, в его отсутствие в квартиру кто-то влез. Этот кто-то, вероятно, рылся в его вещах, в вещах покойной жены, от которых Рома так и не смог избавиться. Он много раз собирался, но рука не поднималась собрать вещи Марины и просто выкинуть. Для него такое было сродни тому, чтобы отказаться от прошлой жизни, на все сто процентов занимаемой женой.

Он прошел в ванную, включил холодную воду и дождался, пока та станет ледяной. Ополоснул лицо. За последний год на него слишком многое навалилось, и как разгрести все это, Рома не понимал.

Прикрыв глаза, сосредоточился, слушая только биение своего сердца, и внезапно почувствовал холодное прикосновение к щеке. Словно кто-то прошелся по ней пальцами, немного задерживаясь. Появилось чувство, будто в комнате он не один.

– Марина? – чуть слышно произнес Скоблев. Но прохладные невидимые пальцы со щеки уже исчезли, как и ощущение чьего-то присутствия.

Глава 2

Каин Адамиди стоял возле секционного стола и смотрел на обнаженное тело девушки, найденной сегодня. Он еще раз окинул взглядом бледно-мраморную кожу с ярким пятном следа от удушения на шее и несколько длинных царапин на левой ноге.

Мужчине всегда было жаль молодых, которые умирали так рано. А у этой девчонки даже и парня не было. И если бы она не влезла туда, куда не просили, могла бы прожить вполне счастливую жизнь. Увы, судьба распорядилась иначе.

Взяв скальпель из лотка, Каин сделал Y-образный разрез и края кожи разошлись, оголяя ребра. Поправив защитные очки, Адамиди подхватил медицинскую пилу и занес ее над трупом. Прикрыв глаза, он сосредоточился на песне, играющей в наушниках, ожидая припева.

– Natural.

A beating heart of stone.

You gotta be so cold

To make it in this world.

Yeah, you're a natural.

Living your life cutthroat

You gotta be so cold.

Yeah, you're a natural, – чуть слышно пропел мужчина и, включив пилу, стал надрезать ребра. По секционному залу пронесся противный запах паленой костной ткани.

Со стороны Каин походил на безжалостного мясника, да и не каждый вынесет его профессию. И если с живыми людьми Адамиди был на «вы», то с трупами – на «ты». Он вообще по возможности выбирал одиночество и спокойствие. Коллеги иногда посматривали косо, но Адамиди делал вид, будто не замечает этих взглядов. Его все устраивало.

Закончив с ребрами, он убрал пилу, поднял, словно щит, ребра над телом и отложил их в сторону. Затем, аккуратно отделив сердце, внимательно его изучил, делая несколько надрезов, и убрал в металлический лоток. То же самое произошло и с легкими.

Каину, в принципе, и не требовалось вскрытие, чтобы установить причину смерти. И это точно не удушение, чем явно убийца хотел отвлечь. Девушка, как и две предыдущие жертвы, умерла от обескровливания. И это мужчину настораживало. В его жизни подобный феномен случился лишь однажды, и он очень надеялся, что повторения не будет.

Перед тем как в секционный зал распахнулась дверь, до Адамиди донесся запах дешевого табака и мужского одеколона. Так что он уже знал, кто войдет в зал. Снял одну перчатку, прикоснулся подушечкой пальца к наушникам, нажимая на «стоп», и вынул их из ушей. Обернулся Каин как раз в тот момент, когда дверь медленно приоткрылась, и на пороге показался санитар.

 

– Каин Маркович, вам там звонят, – проговорил парень, смотря куда угодно, только не на Адамиди.

– Кто?

– Не знаю. Мужик какой-то. Сказал, что не дозвонился на сотовый.

– Хорошо. Сейчас подойду.

Санитар кивнул и быстро скрылся за дверью. Судмедэксперт бросил взгляд на тело девушки и с сожалением снял вторую запачканную перчатку. Затем стянул фартук, защитные очки и вышел в коридор.

За столом на посту сидел тот же санитар, сообщивший о звонке. Стоило Каину подойти, парень поднялся, освобождая место.

– Адамиди. Слушаю, – проговорил Каин в трубку старого стационарного телефона.

– Каин Маркович, добрый вечер. Это вас беспокоят из лаборатории. Вы просили позвонить, как придут результаты. Так вот, волос, который нашли на теле убитого, принадлежит животному. Предположительно, собаке породы доберман, ротвейлер или такса. А вот с отпечатками сложнее. Человека с такими отпечатками нет в базе.

– Это все?

– Да. Больше ничего.

– Хорошо. Спасибо.

Каин положил трубку телефона, раздумывая, как в рану могла попасть собачья шерсть. Вообще, он бы этот волосок и не заметил, но его словно специально засунули в рану так, чтобы точно нашли. Вопрос – зачем?

– Каин Маркович, разве вы сегодня дежурите? – раздался голос санитара, возвращая в реальность.

Адамиди обернулся и недовольно посмотрел на парня. Тот даже шарахнулся, упираясь спиной в стену.

– Нет, просто задержался.

– Я-ясно, – пробормотал здоровенный детина. А Каин, не говоря ни слова, вернулся в секционный зал.

Закончив с телом, Каин переоделся в повседневную одежду и вышел на улицу. Посмотрел на наручные часы. Одиннадцатый час ночи. Дождь уже прекратился, оставив после себя ощущение прохлады. Адамиди любил дождь, он помогал думать, а сырость и прохлада доставляли удовольствие.

Мужчина поднял взгляд на практически черное небо, усыпанное миллиардами звезд, и устало вздохнул. Каин уже не раз пожалел, что вернулся на родину. В Испании ему нравилось больше. Да и в городке, где он жил, было не так много народу, как в столице.

***

Темно-синий BMW припарковался у железных ворот загородного дома. На первый взгляд дом из серого камня с башнями в готическом стиле казался заброшенным, но, если присмотреться, то становилось понятно, что за территорией вокруг дома тщательно следят. А если обойти здание, то можно заметить огромную теплицу, в которой круглогодично цветут кроваво-красные розы.

Стоило Каину выйти из машины и ступить на землю, как входная дверь дома призывно распахнулась. Адамиди быстро подошел и поприветствовал старого дворецкого, открывшего дверь.

– Доброй ночи, Каин Маркович, – прохрипел старик.

Каин не знал возраст этого человека. Тот выглядел лет на двести, не меньше, а то и на все триста: пальцы давно уже охвачены артритом, на голове нет ни единого волоска, а на лице столько морщин, что даже не сосчитать. К тому же, из-за небольшого горба он ходил немного скрючившись. Но, несмотря на возраст, дворецкий выполнял приказы хозяина идеально и передвигался довольно проворно.

– Привет, Макар Феофилактович. Отец дома?

– А как же. У себя в кабинете. Позвать?

– Нет. Я поднимусь.

Сняв куртку, Каин отдал ее дворецкому, а сам отправился на второй этаж. Он без стука открыл дверь и вошел в кабинет, зная, что отец его давно ждет.

Высокий худощавый мужчина сидел за столом, в кожаном кресле, похожем на трон. На нем, как и всегда, был идеального покроя дорогой костюм, а темные как смоль волосы зачесаны назад. Комнату освещал лишь зажженный камин, а тишину разбивало только потрескивание дров. Возле ног хозяина лежал огромный доберман. При виде Каина собака встрепенулась и вскочила, виляя хвостом и приветствуя гостя.

– Здравствуй, отец, – проговорил Каин, прикрывая за собой дверь.

– Привет, сын. Не знал, что ты сегодня приедешь.

– Да. Я тоже не знал, – Адамиди погладил по голове собаку и опустился на кожаный диван. Бросил взгляд на хозяина кабинета, задерживая внимание на старинном перстне с изображением герба рода. Такой же перстень, но поменьше, носил и сам Каин. – У меня к тебе серьезный разговор, – сообщил, устало вздохнул и откинулся на спинку дивана.

Ему непросто было говорить об этом, но догадки… Лучше все выяснить самому, быстрее полиции. Не нужны здесь лишние глаза и уши. А рано или поздно следователь Скоблев со своей собачьей чуйкой докопается, Каин не сомневался.

– Заинтриговал, – старший мужчина выпрямился, сложил руки на столешнице и внимательно посмотрел на сына.

– Это ты убил тех людей? – решившись, прямо спросил Каин. Его отец изобразил удивление.

– Ты о чем, сын?

– Не делай вид, будто не понимаешь. Я устраивал встречу с тобой двум следователям, Скоблеву и Морозову, именно они ведут дела об убийствах людей, которые перед смертью посещали в твой клуб. А сегодня пришли результаты анализов по волосу, найденном в ране у одной из жертв. И это оказалась шерсть собаки. Предположительно, добермана.

Пес, сидевший возле ног Каина, протяжно заскулил, словно оправдывая себя, и попятился к столу хозяина.

– Ты действительно думаешь, что это я? – обвиняющее спросил мужчина.

– Или ты, или тебя кто-то подставляет. Расскажи правду, почему эти люди за несколько часов до смерти приходили в клуб? Я понимаю, твои работники ничего не скажут без твоего согласия, поэтому и спрашиваю у тебя.

Евгений Данилович Бархатов тяжело вздохнул, откинулся на спинку кожаного кресла. Доберман посмотрел на визитера как на предателя, обвиняющего невиновных, положил морду на колено хозяину, и тот погладил собаку по голове.

– Эти люди приходили ко мне, – признался Бархатов.

– Ты им платил? За что?

– Я просто хотел сделать себе небольшой подарок, – пожал плечами мужчина.

– Какой еще подарок, отец? – напрягся Каин.

– Ты же знаешь, нам нельзя без согласия людей пить их кровь. И я этого не делал, по крайней мере, уже сотню лет. Но то, что мне привозят последнее время, оставляет желать лучшего. Поэтому я напряг юристов, они сделали контракт. А мои люди искали на форуме тех, кому требовались деньги. Им назначали встречи, заключали договор, и они за хорошее вознаграждение разрешали пить у них кровь, – беззаботно пожал плечами Евгений Данилович.

Каин смотрел на отца, не веря своим ушам.

– Ты что, нарушил закон? – с ужасом уточнил он у родителя, пусть и не кровного.

– Нет. У меня есть подписанные договоры. Сын, я же не совершил ничего преступного. Все по закону.

– Ну да. А потом этих людей нашли мертвыми и обескровленными.

– Это уже не я.

– А кто?! – не сдержавшись, выкрикнул Каин.

– Не знаю. Те людишки из моего клуба выходили богатыми и живыми. Более того, мои подчиненные сажали их в такси и отправляли домой. Так что я здесь не при чем. Клянусь.

– Сколько было согласившихся?

– Найденная сегодня девушка последняя.

– Значит, ты и о ней уже знаешь. Откуда?

– Есть люди, которые мне докладывают.

– Предположим, я тебе верю. Но откуда у третьей жертвы в ране волос добермана? – Каин бросил взгляд на притихшего пса. Тот по-прежнему не убирал морду с коленей хозяина.

– Понятия не имею.

Каин потер лицо ладонями. Что делать, он не знал. Но допустить, чтобы снова умирали люди, не мог. Так же как не мог и допустить, чтобы хоть кто-то из живущих на Земле узнал о вампирах. Они всегда держались в тени и жили среди обычных людей, а те даже и не подозревали об их существовании. И необходимо, чтобы так оставалось и дальше.

– Выходит, кто-то хочет тебя подставить, отец.

– Единственный недовольный моим правлением – твой брат.

– Авель давно мертв, – поморщился Каин.

Авель был старшим из пятерых детей. Каин – четвертым. В тяжелые времена, когда в стране бушевала холера и наступил голод, вся семья Каина погибла, остались только он и брат. Как-то в один из обычных голодных вечеров, когда они уже считали дни до смерти, братья решили забраться в богатый дом, стоящий на окраине города, и взять оттуда хотя бы немного еды. Местные жители старались обходить этот дом стороной, рассказывая страшные сказки о его хозяине, но два молодых парня не верили в такие страшилки. Да и голод не давал выбора: они бы даже и в ад полезли, лишь бы выжить, продержаться оставшиеся до лета пару месяцев. А летом пойдут грибы и ягоды, станет намного легче, чем суровой зимой.

Проникнув в богатый дом, наполненный теплом и едой, они, прямо не отходя от накрытого стола, принялись запихивать в рот все, что попадалось под руки. А потом, набив карманы и радуясь, что их никто не заметил, собрались уходить, и в этот момент раздался мужской голос. Как оказалось, окликнувший их хозяин дома все то время, пока парни набивали желудок, сидел в кресле и пил что-то темно-красное из фужера. Так и произошла их первая встреча с Евгением Даниловичем Бархатовым, в итоге и обратившем пацанов, но это случилось чуть позже.