Попал! Том 1

Tekst
4
Arvustused
Loe katkendit
Märgi loetuks
Kuidas lugeda raamatut pärast ostmist
Kas teil pole raamatute lugemiseks aega?
Lõigu kuulamine
Попал! Том 1
Попал! Том 1
− 20%
Ostke elektroonilisi raamatuid ja audioraamatuid 20% allahindlusega
Ostke komplekt hinnaga 4,16 3,33
Попал! Том 1
Audio
Попал! Том 1
Audioraamat
Loeb Григорий Андрианов
2,60
Sünkroonitud tekstiga
Lisateave
Šrift:Väiksem АаSuurem Aa

Глава 1

Астария. 2033 год. Колизей заполнился под завязку.

– И на арену! Выхо-о-о-ди-ит! Чемпион! – кричал комментатор в микрофон, разрывая ором динамики стадиона.

На трибунах колизея десятки тысяч людей завизжали и засвистели, перекрикивая друг друга и снимая на смартфоны выход действующего чемпиона в боях без правил.

– Напоминаю, что наш чемпион, – продолжал мужчина представление, – уже на протяжении двух лет удерживает свое чемпионство! А ведь ему всего двадцать лет!

– Хи-ро!

– Хи-ро! – выкрикивали зрители имя чемпиона.

На одной половине арены уже стояли его соперники – два поджарых бойца. Крепкие руки и ноги, стальные мышцы торса. Они внушали страх своим зверским видом и пугающими физиономиями. Такими определенно можно было напугать не только женщин и детей, но и мужиков в темном переулке.

– Тьфу! – плюнул один из бойцов на песок, посматривая в сторону, откуда должен был выйти Хиро.

– Прикончим его по-быстрому, – сказал бородатый тяжеловес с мускулистыми и кривыми руками, не уступающими в объеме ногам подросшего бычка.

– Не-е, – мотнул головой лысый атлет с шириной плеч как два дверных проема, – по плану нужно затянуть бой, иначе не вывезем.

– Блядь! – заиграл желваками бородатый. – Мне уже не терпится разбить ему хлебальник.

Заиграла громкая драйвовая музыка, и через широкие двери на песок арены вышел молодой парень. Темные волосы, загорелое лицо и белоснежная улыбка. Он был невысокий и не такой массивный, как два его соперника, но по тугим мышцам его торса и рук было видно – парень сюда не погулять вышел.

Хиро улыбнулся сияющей улыбкой и поднял руку вверх.

– Приветствую, Астария! – раздался его привлекательный голос в стенах арены.

– Хиро!

– Хиро!

– Хиро! Я хочу от тебя детей!

– Хиро мой!

– Я люблю тебя! Хиро!

– Хиро! Победи!

– Покажи им!

Юноша засмеялся и махнул рукой девушке, оголившей грудь…

– Зачетные сиськи, – сказал он, довольно хмыкнув.

Чемпион остановился в центре арены. По всему колизею неистово выкрикивали люди, ждавшие главного боя вечера. И вот Хиро появился перед их взором. Теперь прольется кровь.

– Вот ты и попался, малыш! – оскалился бородатый, показательно разминая бычью шею.

Хиро только ухмыльнулся. Не он первый – не он последний. Столько быков было остановлено его кулаками, что и не сосчитать.

Распорядитель смертельной битвы взял свое слово:

– Бой без каких-либо правил. Сражение будет окончено, когда одна из противоборствующих сторон потерпит полное поражение. В вашем случае – только смерть.

– Горо, Ридж, готовы? – спросил распорядитель.

Бойцы кивнули и встали в боевые стойки.

– Хиро?

– А как же! – улыбнулся парень, и его взгляд тут же изменился.

Теперь чемпион не был приветлив и улыбчив. В глазах паренька затаился непоколебимый воин, прошедший через кровавые бани, и как бы странно это ни было, ему хотелось снова искупаться в крови поверженного врага.

– Бо-о-о-ой!

– Захват скорпиона! – прокричал бородатый Горо и бросился в ноги Хиро.

"Обманка?" – понял чемпион, что это совсем другой прием.

Лысый Ридж тут же прыгнул следом, желая схватить паренька за торс. Но обманная комбинированная атака двух воинов не нашла своей цели. Горо тут же получил коленом в нос, накренившись подобно сбитому самолету. Ридж наткнулся на мощный удар локтя, но успел сохранить целостность черепа, выставив блок. Локоть Хиро оставил жирную сечку на его скуле. Юноша тут же отпихнул его от себя ударом в корпус и пнул ногой поднимающегося Горо.

– Ублюдок! – вытер Ридж кровь со щеки.

Горо поднялся на ноги и встал рядом с напарником.

Хиро посмотрел на своих противников сверху вниз, неприятная улыбка проявилась на его лице.

– Неудачники.

– Бойцы обменялись ударами! – кричал комментатор в микрофон. – Что же творит Хиро! Кажется, ему и правда нет равных!

– Тебе пиздец, пацан! – оскалился Горо, он на мгновение прикрыл глаза, и его тело окутал синий свет ауры.

– Смотрите! – озвучил комментатор происходящее. – Горо решил использовать покров! Похоже, бойцы синего угла намереваются закончить схватку быстро!

Зрители неистово заверещали.

– Задай им, Хиро!

– Покажи им! Чемпион!

Ридж тоже применил покров, его тело окружила желтая аура. Покров многократно усиливал физические параметры бойцов и делал их настоящими машинами смерти.

– Хм, – самодовольно хмыкнул Хиро и запустил свой покров.

Черная аура окутала его тело подобно густой парящей дымке. Песок под его ногами углубился до полуметра от исходящей силы. Ближние ряды зрителей почувствовали неистовое давление даже через защитный барьер.

– Вот это Хиро! – кричал комментатор. – Я даже в своей кабинке чувствую дрожь от его силы!

Горо и Ридж переглянулись. Находиться под аурой юноши было непросто. Воздух казался вязким и тяжелым. Так не должно быть.

– Атакую! – оскалился радостно паренек и бросился на Горо.

Пальцы юноши схватили лицо бородатого воина и бросили вперед, как если бы кто-то откинул рукой надутый воздушный шар. Так просто и легко это было. Вью-ю-ю! – улетел боец, врезавшись спиной в стену.

– Теперь твоя очередь! – склонил Хиро голову набок, как сломанный манекен.

Но едва он сорвался в рывке, как его тело резко сковало. «Что? Что со мной?! – подумал мальчишка. – Мое тело… Я… Я не могу пошевелиться». Покров слетел с него, сам он стал падать вперед подобно срубленному дереву. Заминка всего лишь в секунду, и ладонь Риджа, усиленная покровом, с трудом, но прошила грудь чемпиона.

– К-ха! – хлынула кровь горлом.

Его сердце было разорвано. Обычный человек сразу же умер бы. Но пацан был непростым. Его глазные яблоки наполнились кровью. Арена затихла. Люди не верили произошедшему. Неужели Хиро проиграл?!

Не прошло и секунды, как юноша, понимавший, что сейчас умрет, схватил Риджа за руку и под удивленным взглядом атлета, отсёк ему голову ладонью. К Горо он так и не добрался – упал на половине пути в песок арены и умер.

Глава 2

Во вселенной бесчисленное количество миров. Все они до неузнаваемости разные и в тоже время до невозможности похожие. В одном из таких миров, непохожим на миллионы одних и одновременно схожим с миллионами других, на больничной койке лежало тело юноши под включенной аппаратурой. Мальчишка был в коме. Всё его лицо было опухшим и в ссадинах, левая рука стесана, нога в бинтах. У его койки сидела девушка с волосами ночного неба и глазами цвета лазури. Красивая, пистец просто! Хоть сейчас зови на чай.

– Томи, братик мой, – шептали ее спелые губки, проглатывая свои же слезы, – не оставляй меня, прошу.

Девчонка держала мальчишку за руку, чувствуя едва уловимое биение его сердца. Она вдруг почувствовала, как слабое сердечко ударило так мощно, что ее рука непроизвольно убралась.

– Аа-а-а-ап! – сорвался парень с постели, открыв резко глаза.

– А-а-а-а! – запищала девчонка от страха и схватилась за сердце.

Мальчишка заозирался во все стороны, его глаза уловили белоснежную комнату с сенсорным оборудованием, яркий свет ламп, встроенных в потолок, и приоткрытое окно с видом на ночной город. Рядом сидела замершая девушка лет двадцати, очень привлекательная на вид.

– То-ми? – выговорила она через силу, – Томи!

Она бросилась ему на шею. Слезы из ее красивых глаз потекли с удвоенной силой, мягкая упругая грудь прижалась к парнишке так плотно, что ему стало тяжело дышать.

– Ты кто? – отодвинул он ее от себя и всмотрелся в незнакомое лицо.

– Что-о?.. – не поняла девушка вопроса. – Я Арина, твоя сводная сестра…

Паренек схватился за голову, чувствуя резкую боль. В голове было полное непонимание – «Сестра? Разве у меня была сестра? И я Хиро, а не Томи».

– Извиняй, я не помню, чтобы у меня была сестра, – он посмотрел на свою руку и отсоединил датчики, спрыгнул с постели в больничной пижаме, и сразу же рухнул, подвернув ногу.

– Томи! – запаниковала Арина.

– Блядь! Что с ногой? – прокряхтел юноша.

Он перевернулся на спину и подтянул ногу. Взял ее руками и вправил вывих. Всё это под ошарашенным взглядом сестры.

– Так-то лучше!

Парень поднялся на ноги и подошел к окну, отодвинул белоснежные занавески. За стеклом сияли ночные огни сотен витрин магазинов и тысяч окон мегаполиса.

– Астария? – вспомнил он о своем мире. – Нет, не похоже.

В отражении окна он увидел чужое лицо и отпрыгнул.

– Какого хрена?! Что с моим лицом?!

– Ты подрался в академии, – озабоченным взглядом следила Арина за странными действиями своего брата.

– Я не об этом, женщина! – грубым голосом ответил паренек. – Что за хрень?

Он снова подошел к окну, разглядывая свое новое лицо. Потом скинул свою пижаму, бросив ее на пол.

– Что ты делаешь?! – пискнула девчонка, прикрывшись руками, но подглядывая через щелку.

– Какое хилое тело, – проводил он анализ своего состояния, – задохлик какой-то.

В палату вбежала медсестра.

– Матерь Божья! – увидела она Томи, которому предрекали помереть, если не сегодня, так завтра. А он тут стоит голый рассматривает себя как извращенец.

– М? – повернулся паренек на громкий восклик, потерев виски. – Тише, женщина. Раздражаешь!

Медсестра недоумевающе посмотрела на юнца, не зная, как реагировать. Но стала действовать по инструкции.

– Пациент, вам нужен покой! Пожалуйста, вернитесь в постель, в вашем положении нельзя двигаться!

– А по-моему, можно, – смерил Хиро ее взглядом, будто глупую макаку.

– Братик, послушай медсестру! – влезла Арина.

– Братик, значит, – посмотрел он еще раз на свое отражение в зеркале. – Не хочу я в постель, належался уже. Лучше скажите мне, как далеко мы от Астарии?

 

Девчонка и женщина переглянулись.

– Он, – заслезились глаза Арины, – он, кажется, потерял память… И говорит странные вещи.

– П-поняла, – на самом деле не совсем поняла медсестра, она слышала об амнезии, но лично не сталкивалась с таким феноменом. – Я за доктором!

Она выскочила из палаты, а Хиро подошел к умывальнику умыться.

– Женщины, какие же вы шумные, – парень вытерся полотенцем и посмотрел на Арину. – Ты можешь мне ответить, где город Астария?

– Я… я не знаю, – призналась девчонка, – я никогда не слышала о таком городе, братик. Прости свою глупую старшую сестру! – она подскочила к юноше и стала гладить его по голове, уже не стесняясь того, что он до сих пор голый.

– Всё будет хорошо, Томи, всё будет в порядке, – гладила она его по коротким волосам. – Сейчас придет доктор и поможет тебе.

Парень стоял как фонарный столб, тупо глядя в стену.

– Похоже, доктор нужен тебе, женщина, а не мне.

В палату вошли медсестра и доктор зрелых лет с седыми усами и короткой бородкой, на усах у него еще были капли красного вина. Видимо, его отвлекли от вечерней трапезы.

– Что тут у на-с? – сказал он звонким голосом. – Томас Роджерс, вы и правда, очнули-с, – поправил он свои очки. – Я уж было подумал, медсестре шутки шутить вздумало-с, – посмотрел он с укором на женщину.

– Послушай, доктор, – изогнул бровь юноша, – ты-то хоть знаешь где Астария?

Вульфинг Штраузер поправил очки, скрывая блеск своих любопытных глаз, и включил своего внутреннего психолога, не зря же он проходил профкурсы. Пора применить полученные знания на практике.

– Значит-с, Томас, присядьте-с, – похлопал он по белоснежной койке. – Сейчас я вместе с вами постараюсь выяснить, где Астария.

– Э-м, – странно посмотрел на врача юноша, но всё-таки присел.

– Большой ли город-с Астария? – задал вопрос доктор.

– Вполне, – брякнул Хиро.

– К-хм, – кашлянул Вульфинг, – подробностей бы хотело-с, – улыбнулся он доброй улыбкой. – Чем больше их будет, тем больше вероятность, что мы найдем его-с.

Хиро вздохнул, он, конечно, ничего не терял, если расскажет о городе, но ему было попросту лень.

– Мне лень, – признался он честно и пожал плечами, – если вы не слышали об Астарии, то, как ни опиши его, всё равно не поймете.

– Ладно-с, – кивнул доктор, поправив очки, и задал другой вопрос: – Что вы помните до того, как попали-с в больницу?

Юноша сожмурил лицо от неприятного покалывания в висках. То ли ему плохо было от пробуждения, то ли от акцента доктора. Арина хотела влезть и обнять его, но медсестра остановила ее.

– Помню, как сражался на Арене с двумя бойцами. Я побеждал, но потом… – вспоминал он, – потом что-то внутри сковало мое тело.

– Так-с, – кивнул доктор, уже понимая, что к чему. Ведь юношу избили два однокурсника. Всё сходится по рассказу этого мальца. – Что потом-с?

– Потом? – паренек нахмурился. – Один черт пронзил мое сердце, а я отрубил ему голову. До второго я так и не добрался.

Доктор Вульфинг задумался.

Арина и вовсе разревелась, неужели ее брат сошел с ума? Братья Хендерсон живы и здоровы, на них ни царапинки! И о чем думал Томи, когда вышел на арену университета?! Сестра не знала, что над мальчишкой постоянно издевались, его эго больше не выдержало, и он вызвал на бой братьев Хендерсонов. А дальше произошло очередное избиение, но никто и не думал, что дойдет до такого.

– Вы помните, где учили-с? Помните вашу семью?

Хиро посмотрел на Арину.

– Учился я у старого воина Дрегона. Нет у меня семьи.

– Интересно-с, – ответил Штраузер, – а скажите-с, – достал доктор из кармана шариковую ручку, – что это в моей руке-с?

Юноша поднял брови в недоумении.

– Вы тут случаем не решили, что я – дурачок?

– Конечно, нет-с! – замахал руками доктор успокаивающе. – Мне нужно лишь выяснить диагноз-с!

– Ручка, – с недовольством ответил Хиро.

Он не любил врачей еще в своем прошлом мире, хотя те не раз спасали его от смертельных ран. Да и ко всему этому нездоровая усталость накатила на его избитое тело, юноше безумно захотелось поспать. Пусть он пролежал в коме двое суток, но это не здоровый и полноценный сон.

– Хорошо-с, – кивнул Вульфинг, – а это? – указал он на медсестру.

Хиро закатил глаза. Еще немного и он уснет прямо сидя.

– Женщина. Довольно привлекательная.

Медсестра неловко смутилась. Арина тоже покраснела от смущения, она и не думала, что ее маленький братик может интересоваться взрослыми женщинами.

– Хорошо-с! – воскликнул доктор, хлопнув себя по ноге и встав с койки. – Думаю, всё не так плохо-с, – обратился он уже к Арине, – ваш брат частично потерял память, но уверен, скоро он придет в норму-с.

– Доктор, – взялась девчонка за рукав Вульфинга, – может, как-то поможете ему? Таблетки, может какие?

Врач хмыкнул, но по-доброму.

– Лучшая таблетка для него это забота и семейный уют-с, – он похлопал девчонку по руке и посмотрел на Томи, который кажется, засыпал.

– Юноша! – сказал Штраузер громче обычного заливистым голосом, на что Хиро открыл глаза. – Не перенапрягайте-с и больше отдыхайте-с, мы проследим за вашим здоровьем еще пару дней. Случай у вас непростой, так что прошу понимания-с.

– Угу-м-м, – прогудел Хиро, желающий плюхнуться на подушку и уснуть. – Таблеточку от головы только дайте и можете быть свободны.

– Хм-м, – округлились глаза Вульфинга от такого тона, – х-хорошо-с, – доктор хотел закатить ссору, но судя по мальчишке, который сейчас не совсем в своем уме, он решил стерпеть.

Штраузер махнул медсестре и вышел с ней из палаты.

– Томи, ну что за грубость, – пробубнила сестренка. – Ты ведь воспитанный мальчик.

Но юноша уже не слышал ее, он лежал голый на белоснежной постели и громко храпел.

– Да что с тобой такое, – тихо сказала Арина и на цыпочках вышла из палаты.

Она понимала, что нужно дать Томи отдохнуть, да и девушке самой нужно было немного поспать, она сидела в его палате больше суток.

Глава 3

На следующее утро медсестра Симона направилась в палату с подносом еды. Тут была простая больничная баланда из вареной вермишелевой каши и стакан сладкого чая. Но женщина положила еще йогурт и яблоко, чисто от себя. Мальчишка не постеснялся сделать ей комплимент прямо в лицо. А еще – он ничего такой. Несмотря на опухшее лицо, юноша был довольно привлекательным.

Симона улыбнулась, открывая дверь. Она даже пару пуговиц расстегнула на своей белоснежной рубашке. Зачем медсестра это сделала, до сих пор понять не могла. Ну, она женщина в самом соку. Почему бы и нет?

– Доброе утро, Томас Роджерс, – улыбнулась Симона подобно эльфийской богине, излучая красоту своего тела и чистоту намерений.

Огромная грудь медсестры намеревалась вырваться из тугого белого халата и белоснежной блузки, на черных волосах восседал беленький чепчик, на умопомрачительных ногах скрытые белые чулки, но это был ее маленький секретик. Так что тс-с-с… никому!

Медсестре никто не ответил. Через открытое настежь окно дул весенний ветерок, бережно ласкавший легкие желтые занавески. Симона тут же поставила поднос на прикроватную тумбу и выглянула в окно. Палата находилась на втором этаже, так что было удивительно – как в таком состоянии тот самый молодой паренек спустился вниз и сидел сейчас под деревом в позе лотоса.

– Что же он делает? – тихо сказала женщина.

Она закрыла окошко и выбежала из палаты на каблуках, намереваясь выйти на улицу. Под высоким деревом больничного парка сидел Томи в одной пижаме. Ну хоть в одежде. Его глаза были прикрыты. Руки лежали на бедрах, пальцы каждой руки соединялись первыми фалангами, образуя подобие цветочных бутонов. Позади юноши под другим деревом на скамье сидели два старика в таких же пижамах. Они изредка бросали взгляды в сторону пацана, обсуждая странность его позы. Симона, прибежав в парк, остановилась перед Томасом и даже как-то неловко себя почувствовала. Изначально медсестра намеревалась накричать на мальчишку, ведь ему нужен отдых и покой. Но сейчас его расслабленный вид и лицо… такое спокойное, пусть в синяках и побоях, но такое умиротворенное, что Симона просто не смогла. Она осторожно присела рядом, поправив короткую юбку и ожидая – когда мальчишка откроет свои глаза. Конечно, у женщины были дела по уходу и за другими пациентами, но ведь она как бы и сейчас выполняет свою работу – следит за юношей. Так что всё в гранях рабочего процесса.

– И что ты сейчас делаешь? – спросила Симона совсем тихо.

– Пытаюсь успокоиться, – ответил Хиро таким же тихим голосом.

Симона не ожидала услышать ответа от юноши и совсем растерялась.

– Что-то произошло? – стала медсестра подбирать слова. – Тебя что-то беспокоит?

Юноша нелепо улыбнулся.

– Меня беспокоит всё, включая место, куда я попал и мое тело.

Симоне было жаль мальчишку, который поступил к ним в таком тяжелом состоянии. Вчерашнее пробуждение Томаса было сродни чуду. И как его теперь утешить? Он ведь ничего не помнит, а его сестра – Арина Роджерс приедет только к одиннадцати дня.

– Таблетка есть от головной боли? – спросил юноша, не отрывая глаз.

– Проглотить или пососать? – спросила медсестра, решив уточнить, таблетки-то разные есть.

– Ну, если мне это поможет, то можешь и пососать.

– Что? – не сразу поняла Симона.

– Ну что обычно сосут женщины, – тут уже парень не выдержал и улыбнулся. – А ты смешная. Мне нравятся такие, – открыл Хиро свои алые глаза и посмотрел на Симону, до которой стало доходить.

– Ах, ты! Мелкий засранец! – бросилась она на юношу, сама не понимая почему. Ведь Томи всего лишь мальчишка, который оказался озабоченным.

– Тише-тише! – перехватил юноша ее руки и опрокинул на зеленую траву.

С роскошных волос Симоны слетела резинка, и густые пряди рассыпались по стриженому газону, тяжелая грудь совсем немного качнулась, растекаясь в узкой рубашке и норовя вырваться наружу. Зеленые глаза часто захлопали длинными ресницами, женщина не понимала – как этот хрупкий пацан так быстро взял инициативу?

Рука Хиро отпустила запястье Симоны и нагло взялась за пышную грудь.

– Ой! – сказал он, улыбнувшись. – Рука соскользнула, она у меня такая непослушная!

Его пальцы сжали налитую сиську медсестры, сжимая ее через сиреневый лифак и белую рубашку. Женщина тут же залилась краской.

– Пусти! Маленький извращенец!

Хиро с улыбкой разжал свои пальцы, и слез с медсестры, усевшись на траву рядом. Он смотрел, как Симона вся красная как рак приподнималась с травы и поправляла одежду.

– Будь осторожней, – сказал он, – с таким сексуальным телом можно нарваться на настоящего маньяка.

Симона поправила задранную юбку и с пылающим лицом возмутилась:

– Наглец! – она громко хмыкнула и ушла в больничный корпус.

Юноша в ответ только улыбнулся. Он оглянулся, чувствуя пристальное внимание, и увидел двух старперов на скамье. Деды показали большие пальцы вверх, одобрительно кивая. Хиро подмигнул им и поднялся с травы.

Хватит самокопания, пора выяснить, в какой мир он попал, и как теперь жить дальше. Хиро вошел в свою палату и увидел поднос с едой. Юноша расположился на кресле для посетителей и принялся за кашу. Она была ужасна на вкус по здешним меркам. Безвкусная жижа с вермишелью. Но парень одобрительно закивал.

– Неплохо здесь кормят, – он буквально за десяток секунд опустошил тарелку и запил всё чаем. Выдавил йогурт и закусил яблоко.

– И чё теперь? Медсестра! – громко крикнул Хиро и улегся на кровать.

Но никто к нему не зашел.

– Обиделась что ли, – буркнул парень и увидел, как на прикроватной тумбе рядом с пустым подносом замигал смартфон.

«Э? – взял он мобильник в руку. – Как его разблокировать?» Парень тыкал пальцем по дисплею, пытался смахнуть экран, но оказалось, что нужно ввести пароль. Три неудачные попытки, и гаджет заблокировался. Он бросил его рядом, на кровать. «Чертов чудик запаролил мобилку! – Юноша заложил руки под голову. – И как так вышло? Почему я оказался в теле этого Томи?»

Он прикрыл глаза, пытаясь нащупать свое ядро силы и активировать покров. Но у него предсказуемо ничего не получилось.

– Неудивительно, – бросил парень.

Он встал с кровати, не зная чем себя занять, и стал ходить по комнате туда-сюда.

– Значит, я умер и попал в чужой мир, – чесал Хиро свою голову на ходу.

– Хм, – он остановился и улыбнулся, – повезло, что не в тело бабы.

Он снова зашагал по палате. Дверь легонько приоткрылась, и Симона заглянула внутрь. Всё-таки медсестра услышала, что юноша позвал ее, но видимо у него всё в порядке, если не считать, что он ходит по комнате кругами и разговаривает с самим собой. Она закрыла дверь.

– Ох и досталось эту мальчишке, – вздохнула женщина.

 

Симона ушла на обход пациентов, а Хиро всё рассуждал:

– Значит, у меня есть сестра. А еще, – остановился юноша и потер подбородок, как раньше делал его старый сенсей, – я типа был отпиздюлен какими-то школьниками.

Хиро вздохнул и ударил ногой в воздухе по невидимой цели. Он так делал, когда был чем-то недоволен. Клац! Щелкнул его сустав на вывихнутой стопе, не выдержав простого удара.

– Черт, – прокряхтел парень, упав на задницу.

– Это тело полная развалюха, – юноша вправил сустав и дополз до больничной койки. – Мне тренировки нужны и, похоже, это не вопрос чемпионства, а просто нормального существования.

Тук! Тук! Постучали в дверь.

– Нельзя, – ответил Хиро, он не любил, когда его беспокоили.

Но дверь всё равно открыли.

– Юноша-с, – улыбнулся доктор Вульфинг Штраузер, пройдя в палату вместе с медсестрой Симоной, – принято впускать посетителей-с. Что ж, мы всё равно пройдем-с, больница-то наша-с, – засмеялся мужчина оттого, как пошутил.

– А ты смелый мужик, – шмыгнул носом Хиро как бычок, приподнявшись с кровати.

– Ну-с, я имею-с Кииро Оби, – поправил очки доктор. – Так что могу себе позволить-с, – уселся он на край койки.

– Кира Обувь? – посмотрел пацан на докторские тапки. – Что-то ты мне чушь льешь в уши, – хмыкнул юноша, не увидев в больничных тапках Вульфинга ничего особенного, – далеко ты в них не убежишь.

– Аха-ха-ха! – залился Штраузер заливистым смехом.

– А вы юморист-с, юный Томас, – взял себя в руки Вульфинг и, хлопнув себя по ноге, успокоился уже полностью.

Симона просто делала рука-лицо, ну что за бред несет этот паренек.

– Доктор, ты там случаем ничем не балуешься? – вскинул бровь Хиро.

– Кх, – улыбнулся Вульфинг, – нет-с, ничего такого, – махнул он старой рукой. – Хватит шутить-с, – вздохнул он глубоко. – Рассмешили вы меня, юноша-с. Если вы забыли, то Кииро Оби – это-с вторая ступень развития. А у вас, как написано в этой папочке-с, – потрусил он бумагами в желтой папке, – Сиро Оби.

– И? – не понял Хиро всех этих странных названий.

– Молодежным сленгом это-с значит, что моя надрать вам задницу-с! – захохотал доктор.

Наконец-то Вульфинг отомстил за вчерашнюю ситуацию с таблетками. А еще – Томас Роджерс перед ним – простой лошок, как доктор успел узнать из его личного досье.

– Чё? – прихренел Хиро. Юноша встал с кровати, направившись в центр комнаты. – А ну-ка, доктор, давай проверим, как ты отвечаешь за базар.

– Томас Роджерс! Успокойтесь! – запереживала Симона за здоровье мальчишки. – Вам не победить! Вы намного слабее!

– Значит, хорошая драка должна выйти, – стал распрыгиваться юноша, слегка разогревая неуклюжее тело.

– Что же-с, – встал доктор с койки, поправив очки, – мне придется преподать урок-с зарвавшемуся мальчишке, дабы он не попадал больше-с в неприятности и не чувствовал себя непобедимым-с.

Штраузер встал в боевую стойку, отдаленно напоминающую обезьяну. Одна рука доктора была приподнята вверх вместе с ногой. Хиро только приподнял бровь, но не обманывался чудаковатым видом Вульфинга. Пара секунд и доктор рванул к юноше, ударяя ногой. У Штраузера не было цели причинить вред мальчишке, он ведь доктор как-никак, он просто хотел поставить на место Томаса Роджерса, иначе юноше придется туго при возвращении в старшую школу.

Хлесь! Тапок доктора ударил по щеке юношу, словно пощечина.

«Какого хрена, – не понял Хиро, – я даже не успел среагировать».

Второй удар ноги доктора пришелся в живот мальчишки, и тот согнулся пополам.

– К-ха! – вылетел из него воздух.

Вульфинг ударил еще раз. Тапок доктора уже чуть ли не щекотнул ухо, дав увесистую оплеуху, но неожиданно Хиро поднырнул под летящую ногу и схватил доктора за бубенцы.

– Ву-а-а! – заверещал Вульфинг, а голова юноши по-бычьи боднула его лицо, разбив очки.

Штраузер с разбитыми очками, истекая кровью, медленно осел на колени, схватившись за отпущенные бубенчики.

– Помираю-с, – плюхнулся он на пол.

– Доктор Вульфинг! – закричала Симона и бросилась на помощь, отпихивая юношу. – Доктор! Доктор! Вы в порядке?!

– Нечестно-с, – прохрипел мужчина, чувствуя колющую боль в паху и кровотечение из носа.

– Первое правило Арены, – смахнул Хиро кровь с разбитой губы, – береги свои причиндалы.

Через минуту Вульфинг приподнялся на ноги и уселся на койку. С его разбитого носа стекала кровь, он посмотрел на Симону.

– Медсестра, – шмыгнул носом Штраузер, – выписывайте его-с.

– Доктор, вы уверены?

– Да-с. Всё с ним будет в порядке-с, – доктор посмотрел в лицо юноши.

Вульфинг опытным взглядом увидел в глазах Томаса совсем не того слабачка, о котором указано в досье. Может быть то, что он потерял память не так уж и плохо?

– Томас Роджерс, – сказал Штраузер, – оставайтесь таким же-с.

– М-м? – не понял паренек, доедая яблоко.

– Неважно-с, – улыбнулся доктор и встал с койки, – что же-с, тут моя работа закончена-с.

Вульфинг, хромая и держась за междуножье, пошагал из палаты. В дверях он чуть не столкнулся с молодой девушкой.

– Братик! – влетела в палату брюнетка с голубыми глазами. – Я так скучала! – бросилась она ему на шею. – Как ты себя чувствуешь?!

– М-м, – думал Хиро, что сказать, – если ты будешь так прижиматься, то у меня встанет.

– Ой! – пискнула Арина, почувствовав, как ей стало что-то упираться в ногу.

Доктор Штраузер повернулся к Роджерсам.

– Арина-с, вашего брата выписывают. Можете-с забирать его-с.

– Правда?! – повеселели глаза девчонки. – Он здоров, доктор?!

– Полностью-с, – улыбнулся через боль Вульфинг и пошагал дальше.

– Ура! – обняла девушка Томи еще сильнее.

Запах ее черных ухоженных волос вскружил Хиро голову. Ее груди как мягкие подушечки прижались к нему, вызывая однозначную реакцию. Девушка разжала объятия и улыбнулась.

– Я соберу вещи и вызову такси!

– Угу, – стоял паренек с прищуренным взглядом.

– Ась? – удивилась девчонка. – Ты в порядке, Томи?

– Д-да, – ответил юноша, скрывая смущение. Не мог же он сказать, что случайно кончил. – Говорил же, не прижиматься так… – буркнул Хиро тихо, уйдя искать душевую. – Чертово тело хлюпика…