Две короны

Tekst
7
Arvustused
Loe katkendit
Märgi loetuks
Kuidas lugeda raamatut pärast ostmist
Kas teil pole raamatute lugemiseks aega?
Lõigu kuulamine
Две короны
Две короны
− 20%
Ostke elektroonilisi raamatuid ja audioraamatuid 20% allahindlusega
Ostke komplekt hinnaga 10,80 8,64
Две короны
Audio
Две короны
Audioraamat
Loeb Наталия Штин
5,56
Lisateave
Šrift:Väiksem АаSuurem Aa

© К. Григорьева, перевод на русский язык, 2023

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2023

* * *

Джейн, лучшей сестре на свете



Улетай в безопасность, маленькая Рен!

Вырасти сильной и искренней, Роза!



Рен
Глава 1

Золотые ворота дворца Анадон сверкали в лучах заходящего солнца, каждый его шпиль был острым, как кинжал. От их вида желудок Рен Гринрок сжался. Даже с такого расстояния видно, что они выше, чем она себе представляла, тяжелые цепи слабо звенели на ветру.

Рен опустилась на колени на опушке леса, окружавшего дворец. Еще слишком светло, рано покидать безопасную тень деревьев, придется подождать наступления темноты, чтобы рискнуть подойти ближе. Ветка сломалась под ногой. Рен вздрогнула от резкого звука.

– Осторожнее, – прошипел Шен Ло и встал рядом с нею. Он был во всем черном, лицо частично закрыто, двигался парень быстро и бесшумно, как гадюка. – Смотри под ноги, Гринрок, вспоминай, чему я учил тебя.

– Если я буду смотреть под ноги, как посчитаю нужным, сколько дворцовых стражников убьют нас, как только увидят, Шен?

Шен осмотрелся. Только в нижнем дворе находилось двенадцать стражников, еще шесть охраняли ворота, они выглядели безупречно в форме зеленого цвета и с мечами в ножнах.

– Я могу взять их на себя.

Рен резко выдохнула:

– Поскольку мы пытаемся избежать подозрений, я предпочла бы не оставлять восемнадцать трупов.

– Может, отвлекающий маневр? Поймаем лося и выпустим его во двор.

Рен искоса посмотрела на него:

– Напомни, почему я решила взять тебя с собой?

– Потому что так сказала твоя бабушка, – самодовольно ответил Шен, – и без меня ты никогда не прошла бы через пустыню.

Рен машинально стряхнула песок с туники. Хорошо, что они ушли от палящего солнца пустыни, но теперь перед ней стояла сложная задача. Девушка глубоко вдохнула прохладный воздух, пытаясь успокоить бушующие нервы.

Мысленно она представила свою бабушку Банбу, смелую и уверенную, стоящую на западном побережье Эаны, ее сильные руки сжимают плечи Рен.

«Когда ты сломаешь каменное сердце дворца Анадон и займешь свое законное место на троне, все ветра Эаны будут петь твое имя. Да пребудет с тобой храбрость ведьм, моя маленькая птичка».

Рен перевела взгляд на самое верхнее окно восточной башни Анадона и попыталась призвать хотя бы каплю храбрости. Но ощутила лишь сердце, порхающее в груди, как колибри.

– Уже похоже на дом? – спросил Шен.

Рен мрачно покачала головой:

– Скорее на крепость.

– Что ж, тебе всегда нравились сложности.

– Мне кажется, что на этот раз я, возможно, переоценила себя, – смущенно отреагировала Рен. Но именно Банба составила этот план, и все понимали, что она должна следовать ему.

Шен опустился на землю и прислонился к дереву.

– Когда наступит ночь, мы пойдем на юг к реке и пройдем через камыши. Стены там старые, а значит, больше выступов, легче лезть. Мы сможем проскользнуть между патрулями.

Рука Рен потянулась к мешочку, что на шнурке висел у нее на поясе. Его дала бабушка в день их отъезда из Орты как талисман. «Держи свою магию под рукой, но не показывай никому. В Анадоне подозреваемых в использовании магии сначала казнят, а потом допрашивают».

– Я могу зачаровать стражников, – уверенно предложила Рен. – Мои заклинания сна теперь молниеносны.

– Я знаю, – отозвался Шен. – Не забывай, на ком ты тренировалась.

Рен вытянула ноги и прислонилась к его плечу. Сквозь трель птичьего пения они прислушивались к отдаленным звукам дворцовой жизни, наблюдали за слугами, снующими туда-сюда, и стражниками, стоящими с напряженными спинами на постах. Последние лучи солнца таяли в коралловых мазках.

Взгляд Рен остановился на мраморной статуе, возвышающейся в центре прекрасного розария. Она скривила губы. Это был Великий Защитник Эаны – одержимый человек с невероятными амбициями, который вторгся на эти берега тысячу лет назад с единственной целью – уничтожить магию без остатка. В жестокой войне выжили немногие, Защитнику удалось свергнуть Орту Старкрест, последнюю королеву-ведьму Эаны, и забрать королевство себе. И хотя он не уничтожил популяцию ведьм полностью – как можно вырезать бьющееся сердце королевства? – Защитнику поклонялись и по сей день. И его ненависть к ведьмам никуда не делась.

Шен проследил за ее взглядом.

– Что ты сделаешь с этим омерзительным памятником, когда станешь королевой? – спросил он. – Разобьешь вдребезги? Заменишь на мою статую?

– Я разломаю ее на мелкие кусочки, – ответила Рен, – и скормлю тем, кто поручил создать это уродство – каждому по ложке.

Тут она заметила, что вдоль кустов роз идет девушка примерно того же возраста, что и Рен. Ее темные распущенные волосы ниспадали до талии, она была в розовом платье с пышной юбкой. Девушка была погружена в свои мысли.

Рен неосознанно встала.

Шен потянул ее за край плаща:

– Сядь!

Она показала на кусты роз:

– Видишь ту девушку?

Шен прищурился:

– Кто это?

– Это моя сестра. – Сказав это, Рен почувствовала странное напряжение в сердце, как будто там натянулась нить, ей захотелось броситься к Золотым воротам. – Это Роза.

Шен медленно встал.

– Принцесса Роза гуляет по своему розарию, – сказал он с тихим смешком, – и у нее, похоже, твое лицо.

Рен смотрела пристально, не моргая. Она росла, зная, что у нее есть сестра-близнец за полмира отсюда, но, увидев ее, впервые в жизни потеряла дар речи.

Шен повернулся к ней:

– Только не говори мне, что ты передумала.

В сознании Рен возникло суровое лицо бабушки. «Когда ты доберешься до Анадона, оставь свое сердце в лесу. Минутная слабость погубит всех нас».

Рен стиснула зубы, ее взгляд все еще был прикован к Розе.

– Никогда.

Роза
Глава 2

Принцесса Роза Валхарт привыкла, что за ней присматривают.

Дворцовые стражники в форме с золотыми пуговицами всегда находились поблизости. Слуги тоже пристально наблюдали за ней, предугадывая ее желания. Еще был Чапман – управляющий дворцом, который всегда порхал вокруг нее, как мотылек. Он знал, где она была каждое мгновение каждого дня, и следил, чтобы Роза никогда не опаздывала, несмотря на ее склонность к безделью и мечтательности.

Ее подданные, конечно, тоже наблюдали за ней. В тех редких случаях, когда она наведывалась в столицу – город Эшлинн, они выстраивались вдоль улиц, чтобы хоть мельком увидеть ее. Она была их любимой принцессой, такой же прекрасной, как цветок, в честь которого ее назвали, и такой же сладкой и чистой, как его аромат.

По крайней мере, Роза предполагала, что именно так они о ней думали. Ей не разрешалось ни с кем разговаривать, она только махала рукой издалека. Но все изменится, когда она станет королевой. Она была полна решимости посетить отдаленные земли своего королевства и познакомиться с людьми, которые там жили. Поговорить с ними, узнать их и позволить им узнать ее.

Иногда Розе казалось, что даже птицы старкресты наблюдали за ней пристальнее, чем следовало бы. Но, с другой стороны, у нее богатое воображение. Чапман обвинял в этом лучшую подругу Розы Селесту. Им нравилось обмениваться глупыми историями, делая каждую из них более диковинной, чем предыдущая, пока они обе не начинали смеяться. Иногда они писали самые сокровенные желания на пергаменте и сжигали его при свечах, выбрасывая пепел своих желаний в ночное небо.

Роза всегда мечтала о любви, Селеста же выбирала приключения. Иногда Роза задавалась вопросом, могла ли она иметь и то и другое. Но жизнь, наполненная приключениями, не подходила королеве. Ей придется довольствоваться трепетом грез и красотой садов. Она улыбнулась, сорвала розовую розу со своей клумбы и аккуратно отрезала стебель, потом потянулась к другой – и замерла.

Ее внезапно охватило настораживающее ощущение, что кто-то наблюдает за ней. Кто-то новый. Она вздернула подбородок, пытаясь увидеть что-то за стражниками, стоящими у Золотых ворот, и в тенистом лесу, где заходящее солнце осветило деревья.

Боль расцвела в ее груди. Она прижала к ней руки. Не слишком ли много сахарных булочек она съела сегодня днем? Или, возможно, это просто нервы. Ее коронация стремительно приближалась, и ей действительно предстояло многое сделать.

– Роза! – Знакомый голос разрезал тишину сада, напугав ее. – Что ты делаешь здесь одна?

Из всех людей в ее жизни никто так пристально не наблюдал за ней, как Дыхание короля. Виллем Ратборн – мужчина, который спас ее жизнь, когда ей было всего несколько минут, ее опекун почти восемнадцать лет, и у него, безусловно, появилось достаточно седых волос благодаря Розе. Он хмурился, подходя к ней, его морщины были такими глубокими, что он казался старше своего возраста.

Роза машинально сделала идеальный реверанс, ее розовое платье колыхнулось около ее ног.

– Я просто собирала свежие цветы, чтобы поставить их в спальне.

Виллем со свистом вздохнул:

– Это работа слуг. Тебе не следует находиться здесь в темноте.

Роза мягко рассмеялась, чтобы успокоить его:

– Солнце только начало садиться. И я вряд ли собиралась шататься по улицам Эшлинна. Я в полной безопасности в своих садах.

Несмотря на то что Виллем был для нее самым близким человеком, похожим на отца, между ними всегда сохранялась дистанция. Всю жизнь Роза жаждала его одобрения, и сейчас больше чем когда-либо она хотела показать ему, что готова стать королевой и ей можно доверить королевство, будущее.

 

Она потянулась к следующему цветку:

– Ты слишком сильно беспокоишься, дорогой Виллем.

Дыхание короля сурово посмотрел на нее:

– Сколько раз я должен говорить тебе, чтобы ты не витала в облаках, Роза? Ты должна всегда быть начеку. Опасность подстерегает…

– …везде, и никому нельзя доверять, – со вздохом закончила Роза его фразу. Виллем был одержим ее безопасностью, но теперь, когда надвигалась коронация, он стал настоящим параноиком.

Она напомнила себе, что он так сильно беспокоился только потому, что заботился о ней. Она положила руку ему на плечо.

– Виллем, ты же знаешь, что под оком Великого Защитника Анадону никто не причинит нам вреда.

Они стояли под статуей благородного предка Розы, молча присматривающего за дворцом и, конечно, за ней. В глубине души Роза недолюбливала скульптуру. Памятник загораживал свет, и розы в его тени не вырастали такими высокими, как другие, но все же хорошо, что он есть, напоминает ей, что она была благословлена, что…

– Идем! Сейчас же! – Виллем схватил ее за запястье. – Я пришлю цветы в твою комнату.

И Роза пошла за ним в сгущающиеся тени дворца, прочь от пьянящего вечернего воздуха, отбросив мысли о романтике и приключениях.

«Когда я стану королевой, все наладится, – пообещала она самой себе, поднимаясь по извилистой лестнице в башню, поворот за поворотом. – Я буду танцевать всю ночь, если захочу, и никто не будет говорить мне, что делать».

Роза улыбнулась стражнику на лестнице, толкнула дверь в свою спальню и заметила, что на дверной ручке кровь, видимо, она уколола пальцы о шипы.

Рен
Глава 3

На небе над белым дворцом не было звезд, и Рен стало не по себе. Дул пронизывающий ветер, и она плотнее запахнула плащ.

– Что-то не так!

– Да неужели, – раздался шепот Шена в темноте, – мы собираемся проникнуть во дворец.

Рен послала другу испепеляющий взгляд:

– Я имею в виду в общем, Шен.

– Это простая часть, – напомнил он ей. Они уже взобрались на южную стену и усыпили двух стражников. Теперь перед ними была восточная башня, возвышающаяся в темноте, как обломанный зуб. – Просто рука за рукой. Нога за ногой.

– Гравитация, возможно, не беспокоит тебя, Шен Ло, но остальные из нас должны играть по ее правилам.

Ухмылка Шена блеснула в лунном свете.

– Продолжай. Я иду прямо за тобой.

– Ты поймаешь меня, если я упаду?

– Нет, но я могу помахать тебе.

– Какой джентльмен.

Рен рассмотрела стену и увидела едва заметные бороздки, отлично подходящие для того, чтобы вонзить в них пальцы и подтянуться. Она прижималась всем телом к башне, плащ развевался за спиной.

«Сосредоточься, моя маленькая Рен, – прозвучал в ее голове голос бабушки. – За дворцовыми воротами нет места для ошибки».

От дыхания Рен в воздухе появлялись прозрачные облачка, мешочек на шнурке мягко постукивал по бедру, словно напоминая, что он есть. Пот стекал по лицу и скапливался под воротником рубашки. Пальцы Рен болели, мышцы ног ныли, пока она карабкалась по башне, как жук. Рука за рукой, нога за ногой.

Позади нее, словно тень, двигался Шен.

Они добрались до одного из окон башни. Оно выходило на реку Серебряный Язык и напоминало стеклянный глаз. Задвижка была отодвинута, окно на дюйм приоткрыто, чтобы впустить струю прохладного воздуха и… бандитов, которые сегодня вечером забрались сюда.

Рен подтянулась и вскарабкалась на узкий выступ, а потом открыла окно. Оно распахнулось с пронзительным скрипом. Девушка тихо проскользнула в комнату. Гравитация, будь она проклята!

Лунный свет проник вслед за ней, разбив спальню на жемчужные осколки.

Рен вытащила кинжал из сапога и, держа одну руку на мешочке, приготовилась встретить дворцовую стражу, которая, как она подозревала, стояла на лестнице снаружи. Но в помещении царила тишина, и она позволила себе расслабиться. Она попала в роскошную спальню. На стенах цвета слоновой кости висели гобелены с бахромой, а позолоченные шкафы вырисовывались в полумраке, как призраки. Ковер заглушал ее шаги, пока она осматривала комнату.

Она наткнулась на свое отражение в зеркале, и все в ее душе перевернулось: коса расплелась, выбившиеся пряди завитками свисали вокруг лица, на котором за последние два дня скопилось немало грязи и песка. Она выглядела так, словно ее протащили через пустыню задом наперед, а затем окунули в болото.

Ваза со свежими розами наполняла комнату приторно-сладким ароматом. Рен наморщила нос: «Фу!» Приторный аромат был непохож на запах дикого вереска Орты и морских водорослей, которые выбрасывал океан на берег. Что ж, ей придется привыкнуть к этому.

Внезапный шелест шелка привлек ее внимание к кровати с балдахином в центре комнаты. Балдахин сдвинулся, как туман на ветру, открывая взору наследную принцессу Эаны.

Роза Валхарт была красива, словно с картины, спокойная и нежная, как спящая кошка.

«Опасность – далекая мысль для Розы, – в голове Рен зазвучал голос бабушки. – Она не заметит, как ты придешь».

Рен изучала спящую принцессу, не обращая внимания на яростное биение своего сердца. Тяга к ней стала еще сильнее, она, словно кулак, сжалась вокруг ее сердца.

– Привет, сестра, – прошептала она, – наконец-то мы встретились.

Роза улыбалась во сне. Ее каштановые волосы рассыпались по подушке, образуя ореол. Ее бледная кожа сияла в свете луны, у нее не было веснушек. Хоть их лица и казались одинаковыми, было ясно, что Роза никогда не встречалась ни с палящим солнцем пустыни, ни с ледяным порывом морского ветра.

«Некоторым везет».

Тень упала на кровать.

– Ты загораживаешь свет, Шен, – прошептала Рен.

– Я стараюсь не мешать тебе. – Шен уселся на подоконник. – На случай если ты захочешь, как бы так сказать, проявить, – он прочистил горло, – эмоции.

Рен ощетинилась:

– Я не проявлю эмоций.

– Успокойся! Я не расскажу твоей бабушке. – Он бесшумно проскользнул в комнату. – Со мной ты можешь быть собой.

Во время подъема его черные волосы выбились из-под кожаной повязки и упали на лоб. В остальном он выглядел безупречно.

Рен оглядела его с ног до головы:

– Ты хоть вспотел?

– Конечно же нет.

Она понизила голос:

– Ладно. Что думаешь?

– Она определенно красивее спящей тебя. Ты пускаешь слюни, это отвратительно.

Рен хлопнула его по руке.

Он лишь мягко улыбнулся:

– У тебя больше веснушек. А ее волосы темнее, чем твои.

Рен, нахмурившись, провела рукой по своей косе.

– Готов поспорить, что она более приятная.

– Я вышвырну тебя из этого окна, Шен.

Роза вздохнула, переворачиваясь на бок. Ее веки затрепетали. Теперь, когда она была так близко, Рен охватило внезапное желание заглянуть в глаза своей сестры. Узнает ли ее Роза? Закричит ли она? Или же…

– Рен! – прошипел Шен. – Произноси чертово заклинание!

Роза пробормотала во сне:

– Селеста?

Укол паники пронзил Рен. Она выхватила горсть песка Орты из своего мешочка и раскрыла ладонь. Чары собрались на ее пальцах. Слова полились из нее быстро и легко.

– От земли и праха, в темноте крадемся мы, прошу, принцессу усыпи!

Роза резко открыла глаза.

Сердце Рен замерло, когда она сдула песок с ладони. Он парил, как светлячки с золотыми крыльями, прежде чем исчез, унося с собой вздох принцессы. Ее веки закрылись, и она без сознания упала на подушку.

Рен затянула шнурок на своем мешочке. У нее дрожали пальцы. Она сжала их в кулак. Это было действительно глупо – начать сомневаться. Не то чтобы Рен не знала, чего ожидать в восточной башне. Она всегда знала, что у нее есть сестра-близнец. Ее воспитывали так, чтобы она смогла украсть ее жизнь, но при виде Розы, такой близкой, теплой и живой, ее внезапно наполнили… ладно, эмоции.

– Ты видел ее глаза? – спросила она.

– Зеленые, как изумруды! – Глаза Шена слишком ярко сияли в лунном свете. Он наблюдал за ней и как будто читал движения ее души. – Ты в порядке?

– Все хорошо! – Рен слабо улыбнулась. – Нам надо поторопиться. Дай мне веревку, я привяжу ее к тебе.

– Отлично, – произнес Шен и задернул балдахин. – Я завершу похищение твоей сестры.

Рен привязала веревку к ближайшей стойке балдахина, затем выбросила другой конец в окно. Когда она повернулась, Шен стоял посередине комнаты, принцесса была перекинута через его плечо. С поразительной ловкостью он снова забрался на подоконник. Веревка натянулась, когда он начал спускаться с белой башни, темные волосы Розы рассыпались по его спине, как водоросли.

– Подожди! – прошипела Рен. Она расстегнула свой плащ и кинула его в окно. – Эта ночная рубашка не поможет ей в пустыне.

Шен поймал его за застежку, даже не качнувшись.

– А я думал, ты будешь злобным близнецом.

Рен высунула язык:

– Надеюсь, она устроит тебе веселую жизнь.

– Удачи, Рен! Увидимся, когда займешь трон. – Шен подмигнул и исчез в темноте, оставив после себя только эхо слов.

Рен начала действовать, собрала веревку и положила ее под стопку постельного белья в прикроватной тумбочке. Она выскользнула из одежды, в которой взбиралась по башне, скомкала грязные брюки и широкую рубашку и засунула их под кровать. Кинжал она спрятала под подушку.

В комоде она нашла голубую ночную рубашку и надела ее, наслаждаясь прикосновением шелка к своей коже. Она оказалась немного великовата ей в талии, бретельки свободно болтались на ее узких плечах, но она было чистой и роскошно мягкой.

Рен ухмыльнулась. Когда через месяц луна снова станет полной, она будет сыта по горло роскошью. Нельзя, чтобы хоть кто-то заподозрил, что принцессу подменили, ей во что бы то ни стало надо дожить в этом дворце до своего восемнадцатилетия – дня долгожданной коронации Розы. А затем она станет королевой, единственной правительницей островного государства Эана. Она спокойно сможет перестроить его так, как захочет. Сделать его таким, каким оно было когда-то.

Когда Рен станет королевой, она наконец-то сможет отомстить Дыханию короля – человеку, чья безумная преданность Защитнику привела его к убийству ее родителей восемнадцать лет назад. Даже от одного вида Виллема Ратборна в розарии у Рен зачесались руки. Но она научилась быть терпеливой. Сначала она получит корону, а потом отомстит.

Она устроилась за туалетным столиком Розы, перебирая бесконечные баночки с ароматическими маслами и резко пахнущими кремами. Так много средств для одной принцессы! Сидя перед зеркалом, Рен расплела косу, ее глаза сияли в темноте, как изумруды. Губы потрескались, кожа была усыпана веснушками, подаренными пустыней, а волосы на макушке напоминали птичье гнездо.

– Хм, – промычала она, – я совсем не похожа на принцессу.

Она достала щепотку песка из мешочка на шнурке, закрыла глаза и вызвала в воображении образ Розы. Она подняла руку и произнесла заклинание в тишине:

– От земли и праха, добавь мне грации, прошу, сделай похожей на сестру.

Песок исчез до того, как коснулся ее макушки. Рен наслаждалась легким, как перышко, прикосновением ее магии, нежным покалыванием под кожей. Она смотрела, как пылают ее щеки, как загорелая кожа сбрасывает веснушки и покрывается легким розовым румянцем. Ее волосы стали гуще и длиннее – теперь они струились до талии.

Она ухмыльнулась отражению в зеркале:

– Привет, принцесса!

Рен перевернула руки, она решила сохранить грубые мозоли. Они напоминали ей о ветрах, бушующих на скалах Орты, и ведьмах, примостившихся вдоль их хребта в ожидании нового мира.

Мира, который обещала им бабушка Рен. Словно вызванный мыслями о Банбе, сильный порыв ветра проскользнул внутрь и опрокинул флакон с духами. Рен взвизгнула.

Послышался резкий стук в дверь, и затем раздался хриплый голос дворцового стражника:

– У вас все в порядке, принцесса Роза?

Рен мысленно выругалась.

– Абсолютно, спасибо, – отозвалась она, молясь, чтобы ее голос звучал как у сестры. – Этот противный ветер! Я просто хотела подышать свежим воздухом.

Она захлопнула окно, за дверью наступила тишина, а вместе с ней пришла медленная волна облегчения. Рен прислонилась к стеклу.

– Я могу сделать это, – напомнила она себе, – я была рождена для этого.

Вся жизнь Рен была посвящена подготовке этой подмены. Под бдительным руководством бабушки она оттачивала магию на пляжах Орты, пока не научилась пускать в ход быстрые на язык чары, как стрелы. Она провела долгие часы с Шеном, обучаясь маскировке и самообороне, чувствуя, когда нужно нанести удар, а когда промолчать. Тея, жена Банбы, обучала Рен королевскому этикету. Рен не была принцессой, но она научилась тому, как надо себя вести. Как держать язык за зубами и проглатывать ругательства, скромно улыбаться и весело скакать, как будто ее ничего не волнует.

 

В конце концов, разве это трудно – играть девушку, которая никогда не знала жизни за пределами дворцовых стен?

Рен упала на кровать с балдахином лицом вниз, как морская звезда. Она зарылась между подушками, погружаясь в тепло, которое оставила ее сестра. Происходящее казалось странным, но ее кровь гудела от успеха подмены. Она надеялась, что Шен благополучно вернется, что дух Орты Старкрест благополучно приведет его домой – в рай на утесе, который ведьмы назвали в ее честь.

Рен сунула руку под подушку. Кинжал был прохладным – ее утешение в этом чужом месте. Когда он оказался под рукой, сон пришел быстро. Рен погрузилась в темноту, выбросив из головы все мысли о доме.

Утром она станет Розой Валхарт – наследницей трона Эаны.

Милой, невинной и опасной.