Выше только любовь

Tekst
22
Arvustused
Loe katkendit
Märgi loetuks
Kuidas lugeda raamatut pärast ostmist
Kas teil pole raamatute lugemiseks aega?
Lõigu kuulamine
Выше только любовь
Выше только любовь
− 20%
Ostke elektroonilisi raamatuid ja audioraamatuid 20% allahindlusega
Ostke komplekt hinnaga 7,69 6,15
Выше только любовь
Audio
Выше только любовь
Audioraamat
Loeb Ксения Бржезовская
4,16
Lisateave
Выше только любовь
Šrift:Väiksem АаSuurem Aa

Emma Scott

LOVE BEYOND WORDS

© 2014 Emma Scott

Дизайн обложки и внутреннее оформление Ю. Щербакова

© Сибуль А., перевод на русский язык, 2022

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2022

* * *

Благодарности

Большое спасибо всем членам Clyde critique group за бесценный вклад: Сюзанне Клэр Карлсон, Эндрю МакРэ, Скоту Фризену, Сьюзан Бикфорд, Карле Кизи Роджерс, Даниэль Берггрен Вустер и Вишал Мундра. Особенная благодарность Энн Маклахлан за редакторскую (и моральную) поддержку; Элон Кайзерман за детали полицейских процедур и Эрин Томассон Кэннон за бесценную помощь в продвижении новичка по безумному миру любовного романа и за бухгалтерские/финансовые аспекты в книге, если и есть ошибки, то они все – мои. И, наконец, от всего сердца благодарю своих первых читателей за уделенное моим книгам время и честность.

Это художественное произведение. Все имена, персонажи, события и происшествия являются вымышленными. Любое совпадение с настоящими людьми, живыми или мертвыми, или реальными событиями является чисто случайным.


Предлагаем послушать «Falling in love at a Coffee Shop» Лэндона Пигга.

Посвящение

Моему мужу, чья помощь, поддержка и содействие позволили этой книге появиться на свет.

«Странно, но говорят, что всех исчезнувших видели в Сан-Франциско».

Оскар Уайльд

Глава 1

– Как тебя зовут? – спросила девушка.

Хавьер бросил камешек в ручей.

– Зачем тебе это знать?

– Estúpido[1], – проворчала она. – Так все и начинается.

«Выше», Рафаэль Мелендес Мендон

В кофейне было пусто. И тихо. Натали Хьюит сидела за кассой с книгой в руке. Последнего посетителя она обслужила примерно час назад. Лучи закатного солнца проникали сквозь стекла фасадных окон, проливаясь на деревянный пол. Сегодня весь день стояла непривычно жаркая для Сан-Франциско погода, даже для июля. Очевидно, живущие или работающие в этом районе клиенты отправились в парк «Золотые ворота» наслаждаться погодой. Даже улица выглядела безлюдной, не считая время от времени с визгом проносящихся мимо поездов Муни[2].

Внутри кофейни «У Нико» царило полнейшее безмолвие, как нельзя кстати подходящее для чтения. Натали уже разложила все маффины и круассаны, подмела пол, вытерла деревянные столики и теперь могла отвлечься на книгу, не испытывая угрызений совести.

Если бы только она взяла с собой нечто более захватывающее, чем дешевый триллер. Хотя именно с помощью таких произведений девушка коротала время, пока обожаемый ею автор не выпустит новую историю. До выхода последнего романа Рафаэля Мелендеса Мендона оставалось меньше трех недель. «Как удачно, – подумала она, – как раз к моему двадцатитрехлетию».

От мысли о новинке закружилась голова.

Натали уже ощущала тяжесть книги Мендона в руке, слышала, как шелестят быстро переворачиваемые страницы, пока она буквально проглатывает их, словно оголодавшая. И текст… Натали задрожала от предвкушения, гадая, какой новый мир, новое убежище откроет ей писатель на этот раз, как идеально подберет слова, вызывая у нее слезы, заставляя забыть обо всем. Девушка хихикнула. Три недели казались вечностью.

Отрывая ее от чтения, тишину нарушил звон колокольчика над дверью, и в кофейню вошел молодой человек.

Первым делом Натали обратила внимание на его глаза. Иначе было просто невозможно. Своей яркой голубизной они напоминали то ли топазы, то ли прозрачные воды Карибского моря. Наблюдая за его приближением, девушка обнаружила, что у нее перехватило дыхание. Когда она задалась вопросом о причине столь неожиданной реакции, внутренний голос прокричал: «Почему? Да ты только взгляни на него!»

Так Натали и поступила. А там было на что посмотреть. Крупные черные локоны прикрывали мочки ушей, спереди падая на лоб. Смуглый подбородок покрывала растительность из разряда «уже не козлиная бородка, но еще не настоящая борода». К слову, весьма популярная среди мужчин. Джинсы и кремового цвета футболка, несмотря на простой покрой, явно шились на заказ и смотрелись на нем элегантно, выгодно подчеркивая высокий рост и широкие плечи. Не считая пряди волос, прилипшей из-за жары ко лбу, молодой человек выглядел идеально. Однако, по мнению Натали, этот мелкий недостаток лишь делал его красоту менее пугающей. Как и его улыбку, которая, естественно, оказалась ослепительной.

– Здравствуйте. Большой кофе, пожалуйста. Со льдом, – попросил незнакомец глубоким низким голосом, в котором слышался акцент, но определить, какой именно, девушка не смогла.

Она выдавила из себя слабую улыбку. Эти глаза… неестественно голубые, словно…

– «Уиндекс»[3], – пробормотала она.

– Простите, что?

Натали покраснела до корней волос.

– Ничего, – промямлила она и поспешила приготовить ему кофе.

Пока она накладывала лед в стакан, молодой человек осматривал кофейню с интересом, который Натали растеряла, проработав здесь целых три года. Лучи закатного солнца падали на простую деревянную мебель. Рядом с парадной дверью располагалось эркерное окно, возле которого стояли столик и два стула. Вид оттуда открывался на пустующую в этот час противоположную сторону улицы. Незнакомец на мгновение задержался там взглядом, но потом повернулся и смущенно улыбнулся.

«Тебе показалось, – сказала себе Натали. – Невозможно, чтобы такой красивый парень смущался. Это из области фантастики».

– Один доллар пятьдесят пять центов, пожалуйста, – объявила она, ставя на стойку кофе со льдом в высоком стеклянном стакане.

– Ох, извините, но он мне нужен с собой, – произнес молодой человек. – Прощу прощения, нужно было предупредить.

– Нет-нет, это моя вина. Мне следовало спросить.

Натали достала чистый пластиковый стаканчик и перелила напиток в него.

– Я и не подозревал, что кофе еще подают в настоящих чашках или стаканах.

– В большинстве заведений нет, но Нико, мой босс, считает, что грубо подавать напитки в пластиковых стаканах навынос, если клиент не собирается уходить. – Натали взглянула на незнакомца. – Он хочет, чтобы люди чувствовали, что им рады и… эээ… приглашают их остаться.

– Мне это нравится. – Молодой человек снова улыбнулся, на этот раз шире, и от его лучезарной улыбки у Натали екнуло сердце. – Спасибо, – проговорил он, кладя на стойку два доллара.

– Не за что.

Она отсчитала сдачу и вложила ее в руку незнакомца. На мгновение их пальцы соприкоснулись, как часто бывало и с другими покупателями. Но, в отличие от тех случаев, кончики пальцев Натали покалывало от тепла его кожи даже после того, как он бросил монету в банку для чаевых. «Ты ведешь себя глупо, – пожурила девушка саму себя. – Да, он красивый, но лучше уймись». Правда, незнакомец был больше, чем просто красив, но это все равно не объясняло ее странное томление. Смутное желание… чего? Пообщаться с ним? Коснуться его?

Впрочем, он уже уходил.

– Ладно, – парень поднял свой стаканчик, – еще раз спасибо.

– Всегда пожалуйста, – ответила Натали. «Останься…»

Он начал отворачиваться, но потом замер.

– Знаете…

– Да? – Девушка поморщилась от того, как звонко и напряженно прозвучал ее голос.

– Думаю, стоит взять еще что-нибудь поесть. Порекомендуете что-то?

Натали юркнула за витрину.

– Банановые маффины вкусные. И у нас остался тыквенный хлеб. Что… эээ, чего бы вам хотелось? – Их взгляды встретились через стекло, и в поисках спасения Натали обратилась к круассанам. – Они тоже ничего. Свежие.

– Да, давайте. Спасибо.

– Не за что, – повторила Натали, про себя отметив, что незнакомец благодарит ее уже в третий раз. Сложив выпечку в пакетик, девушка отправилась ее оформлять.

– Кстати, меня зовут Джулиан.

Натали моргнула.

– Я… хорошо.

– Джулиан Ковач. – Молодой человек смущенно прочистил горло.

– Ах да, конечно. – «Он просто вежливый», – мысленно пнула она себя. – Натали Хьюит.

– Приятно познакомиться, Натали.

– И мне, – пробормотала она, и ее слова заглушил звон кассы.

– Прости?

– Я сказала: «И мне тоже». То есть мне тоже приятно с тобой познакомиться. – Обычно посетители ей не представлялись. Натали прикусила губу, подбирая слова. – Ты русский? – неожиданно выпалила она.

 

– Русский? А! Ты про…

– Фамилию. Ну, она вроде похожа на русскую.

– Вообще-то хорватская.

Молодой человек не походил на выходца из Восточной Европы, да и акцент скорее был испанским или итальянским. Естественно, Натали не стала озвучивать свои умозаключения, вместо этого попыталась придумать, что еще сказать.

– Все нормально. Так часто бывает. Распространенная ошибка, – пояснил Джулиан.

Натали всплеснула руками.

– Ничего страшного. Я хотела сказать… красивая фамилия. – Если бы под ногами разверзлась земля и поглотила ее, девушка посчитала бы это милосердным исходом.

Джулиан снова улыбнулся, выглядя при этом не просто привлекательным или симпатичным, а по-настоящему красивым. Натали нехотя отдала ему пакет с круассанами.

– Точно, ну… спасибо. – Он смущенно улыбнулся. – Снова.

– Пожалуйста.

Их взгляды встретились, и улыбка молодого человека смягчилась, стала чуть ли не мечтательной.

– Ладно. Пока, Натали.

– Пока, Джулиан. – Ей нравилось, как звучит его имя: красивое, сексуальное и идеально ему подходящее.

– Хорошего вечера, – пожелал Джулиан.

– И тебе.

Натали попыталась побороть природную застенчивость и что-то сказать или просто набраться храбрости и окликнуть парня, а потом посмотреть, что будет дальше. Она наклонилась вперед, открыла рот, но… он уже ушел. Звон колокольчика над дверью сообщил ей об этом. Девушка, не отрывая взгляда, пронаблюдала, как Джулиан пересекает улицу. Однако мимо пронесся автобус, скрыв парня от ее глаз, а когда он уехал, то вместе с ним исчез и Джулиан. Растворился, словно привидение или мираж.

– Возможно, так оно и есть, – вслух произнесла Натали, и ее слова утонули в тишине, в которую снова погрузилась кофейня.

Оставшиеся часы тянулись неимоверно долго. Ее книга не могла соперничать с воспоминаниями о мягком голосе Джулиана Ковача или о нереально голубых глазах и последней мечтательной улыбке, которой он одарил Натали.

В одиннадцать часов она выключила свет и заперла входную дверь. По пустой улице прогрохотал ночной автобус, с рычанием и визгом направляясь в ее сторону. Проследив за ним взглядом, Натали обратила внимание на уставшие лица немногочисленных пассажиров. Она же совсем не устала. На самом деле девушка чувствовала себя странно бодрой. Ее нервы гудели, словно электрические провода, крепящиеся к троллейбусам сверху и не дающие сойти с маршрута. Она потерла пальцы о платье, представляя, что все еще ощущает прикосновение к руке Джулиана, и тут же пожурила себя за то, что так увлеклась незнакомцем, которого больше никогда не увидит.

От порога «У Нико» до ее входной двери было всего ничего, ведь Натали жила прямо над кофейней. Она отперла белые металлические ворота перед ведущей в ее квартиру лестницей и вошла в темный душный подъезд. Туфли глухо застучали по старым ступеням.

Отворив входную дверь, Натали включила свет в прихожей. Ее спальня, в которой хватало места только для кровати, шкафа и ночного столика, находилась прямо перед входом и благодаря задернутым шторам оставалась темной. Справа от входа, освещенная уличными фонарями, располагалась остальная часть ее квартиры: гостиная, кухня и ванная в дальнем конце. Натали специально скудно обставила свое жилище, чтобы не захламлять мебелью свободное пространство, однако теперь его грозили поглотить книги. Всю стену перед диваном занимали книжные полки. Стопки томов в твердых обложках, которым не хватило на них места, стояли на пороге кухни, а башни из романов в мягких обложках окружали стол у окна. Но девушка даже представить не могла, как избавиться хоть от одного из них, даже от тех, которые перечитала много раз. Особенно от них.

Натали протиснулась между диваном и кофейным столиком, проскользнула мимо единственного потрепанного кресла и встала у арочного окна с видом на улицу. Уже начав задергивать тяжелые плотные шторы, которые повесила, когда переехала сюда три года назад, она замерла. Сжимая в руке шероховатую ткань, вспомнила разговор с Джулианом Ковачем.

Мысленно Натали правила его, словно сценарий, сглаживая все неловкие моменты, переиначивая каждую сомнительную фразу диалога. Девушка в ее мечтах излучала шарм и уверенность, блистала остроумием и абсолютно не нервничала. Их общение подошло к концу не когда парень вышел за дверь, а когда они обменялись телефонными номерами. А потом было свидание. Темно-красное платье Натали закручивалось вокруг колен, когда в темноте маленького клуба они с Джулианом танцевали свинг, ее любимый танец.

Она игриво улыбалась парню поверх коктейля, и тут внезапно зазвонил телефон, вырывая девушку из мира грез. Сработал автоответчик, и на нее хлынул поток претензий от Либерти Честейн.

– Нат, это Либ. Ты же в курсе, что я думаю по поводу твоего древнего автоответчика. Я слышу эхо своего голоса и злюсь, что не вижу собеседника. Конечно, возможно, что ты еще на работе, но скорее всего, уткнулась носом в очередную книгу и не отвлечешься, чтобы поговорить с живым человеком. Ну и ладно. Сегодня вторник, так что разрешаю. Но завтра у меня шоу в «Кайри», и ты должна прийти, потому что не посещала мои выступления уже целую вечность. А еще я соскучилась по тебе, глупышка, понятно? Я знаю, в среду у тебя выходной, поэтому не нужно мне вешать лапшу на уши про то, что ты работаешь. Принарядись, и жду тебя к девяти. Придет Маршалл, потому что он понимает истинное значение дружбы. Если ты не явишься, я сочту себя брошенной и утону в слезах. Ты все поняла? Увидимся. Чмоки-чмоки.

Натали задернула шторы и опустилась на потертый диван. Она планировала провести завтрашний день, заканчивая курсовую работу в университете. А еще с нетерпением ждала возможности устроиться «с очередной книгой» в качестве награды за завершение летнего семестра. Остался всего лишь год, и Натали получит диплом бухгалтера – подвиг, свершить который она даже не мечтала, учитывая обстоятельства.

Натали включила лампу рядом с диваном и открыла старый телефон-раскладушку, чтобы позвонить Либерти. А потом с облегчением вздохнула, когда включилась голосовая почта.

– Либ? Это Нат, я приду. Ни за что не пропущу.

Она завершила звонок, радуясь, что удалось избежать разговора. Самолюбие Натали продолжало страдать из-за неудачной попытки пообщаться с Джулианом Ковачем. К тому же порой ей не хотелось болтать, а такие экстраверты-актеры, как Либерти, этого просто не понимали. Неожиданно в голове Натали раздался голос, очень похожий на голос ее общительной подруги: «Может, если бы ты больше практиковалась, то произвела бы лучшее впечатление на Джулиана».

Отбросив эту мысль, девушка обратила взор на кофейный столик, на котором лежал «Обыкновенный вор» Рафаэля Мелендеса Мендона, так и маня ее. Она перечитывала эту историю четыре раза, но решила подготовиться к новому роману, еще раз пролистав предыдущий. Натали до безумия хотелось взять небольшой томик и погрузиться в повествование, особенно учитывая, что, несмотря на планы, завтра у нее это сделать не получится.

Девушка подавила раздражение. Если она пропустит еще одно кабаре-шоу подруги, то в конечном итоге телефон перестанет звонить. «Нужно идти. Либерти и Маршалл – все, что у тебя осталось».

Против воли ее взгляд метнулся к фотографии на полке. Мужчина, женщина и их тринадцатилетняя дочь были запечатлены на фоне гор с остроконечными пиками. Рядом стояло нечто похожее на телеграфный столб, но на самом деле бывшее горнолыжным подъемником. Все трое едва заметно улыбались.

Сразу вспомнилось, что это был сложный день, полный переживаний из-за попыток впервые встать на лыжи. Однако этот снимок нравился Натали гораздо больше, чем любое из фото со счастливыми лицами, наполнявших ее альбомы. Легко помнить родителей добрыми и любящими. Уже не так просто – и с каждым днем лишь сложнее – вспоминать мелкие детали их совместной жизни. Некоторая натянутость, запечатленная в кадре, была бесценной, ведь ее родители выглядели живыми людьми, а не постоянно улыбающимися призраками. И пусть на снимке Натали казалась обычным насупившимся подростком, обычно она такой не была. Она была счастлива и с тех пор, как научилась разговаривать, каждый день повторяла родителям, что любит их.

Натали говорила им это и в тот день, когда они поехали кататься на лыжах, и в то утро четыре года назад, когда пьяный водитель врезался в фермерский рынок, разбросав людей, словно кегли в боулинге. Кертис и Тэмми Хьюит погибли на месте. Идеальный страйк. Натали отошла от них, чтобы купить стручковую фасоль у знакомого продавца. Она услышала крики, визг шин… Воспоминания о том дне разлетелись на миллионы кусочков, собираясь воедино только в ее кошмарах.

И сейчас они вернулись к Натали, разрозненные, но стремящиеся собраться в единое целое. В панике она отключила телефон и взяла «Обыкновенного вора». На короткое мгновение вцепилась в книгу, как утопающий в спасательный круг, а потом с головой окунулась в историю.

Только спустя главу красота повествования Мендона совершила чудо и, словно бальзам, успокоила ее боль. Часы показывали два ночи, когда она наконец заставила себя закрыть роман. Девушка скользнула в постель, опасаясь снов, но история Мендона продолжала действовать: Натали спала без сновидений.


Глава 2

Насилу заставив себя подняться на следующее утро, Натали испытала чувство вины за то, что допоздна засиделась над книгой Мендона. В глаза будто песка насыпали, челюсть сводило от зевоты, и девушка мечтала вернуться в постель и поспать еще хотя бы пару часов. Поборов искушение, она отправилась готовить кофе. Конечно, она могла бы взять любой в «У Нико», но девушке хотелось сбежать оттуда прежде, чем греческие работодатели успеют задушить ее своей заботой.

Пока заваривался кофе, она приняла душ и надела один из многих винтажных нарядов середины прошлого века, наполнявших ее небольшой гардероб. Натали перерыла немало секонд-хендов, подыскивая их. А сейчас застегнула простое голубое хлопчатобумажное платье, убрала волосы от лица и сложила в сумку учебники по бухгалтерскому учету. Три быстрых глотка кофе, и вот она уже идет к двери. «Обыкновенный вор» остался лежать на кофейном столике.

«Прощай, любовь моя, – подумала Натали, – ты был великолепен прошлой ночью». С ее губ сорвался смущенный смешок, и она вышла, тихо прикрыв за собой дверь.



Утро «У Нико» выглядело абсолютно иначе: здесь было многолюдно, шумно, все вокруг болтали, булькало закипающее молоко, то и дело раздавались взрывы смеха и звон кассового аппарата. Однако громче всех был Нико Барбос. Его раскатистый голос гремел на все помещение, когда мужчина разговаривал или обменивался шутками с посетителями и двумя бариста, работавшими в дневную смену. Фартук свисал с его костлявых плеч, а черные с проседью волосы торчали во все стороны. Натали с нежностью подумала, что он больше походит на безумного ученого, чем на владельца кофейни.

– Наталия! – раскинув руки, направился в ее сторону Нико. И не успела девушка достичь середины зала, как оказалась в его крепких объятиях. – Моя маленькая ночная совушка. Ты пришла за расписанием, да?

– Да.

– Петра! – позвал Нико, когда они подошли к стойке. – Наталия хочет взглянуть на расписание.

Бариста Сильвия и Марго приветственно помахали ей. Сильвия, светловолосая девушка с теплой улыбкой, от всего сердца поблагодарила Натали за то, что та почистила сетку под мороженицей.

– Ты же знаешь, что я собиралась сделать это сегодня, – весело пожурила она.

Натали убрала локон за ухо.

– Э, да, но… у меня было время. У вас намного больше работы.

– Работы? Да, давайте поговорим о работе, – раздался грудной голос появившейся из задней комнаты Петры Барбос. Складки кожи под мышками затряслись, когда она взмахнула листком бумаги. – Вот твое расписание, glýka[4]. Никаких изменений, но сообщи мне, если тебе сложно одной. Слишком много работы, – она вскинула бровь, – или слишком опасно. Тебя ведь никто не беспокоит?

– Да, то есть нет. Никто меня не беспокоит, – ответила Натали. – И нет, не так много у меня работы, чтобы понадобилась помощь.

Она быстро улыбнулась Сильвии и Марго. Те не раз звали ее пойти с ними в кино или выпить, но Натали всегда отказывалась. В другой жизни они могли бы стать подругами, но девушка держалась на расстоянии. Она переживала, что Нико заметит их симпатию и решит поставить ей в смену еще одного бариста, а об этом даже думать было страшно.

 

Натали улыбнулась еще шире.

– Мне не нужна помощь. В мою смену гораздо спокойнее, чем утром, но заказы есть постоянно.

– Я вижу, – просиял Нико. – Твои отчеты, как всегда, идеальны! И раз уж заговорили о цифрах, как твоя учеба? Усердно занимаешься? Уверен, это так, моя умница. – Он потрепал ее по щеке. – На следующей неделе конец месяца. Поможешь мне снова с отчетностью, ладно?

Натали с тоской глянула на расписание, все еще зажатое в руке Петры.

– Да, конечно.

– Отлично! А теперь поешь. Пойдем.

– Ох, прекрати, Нико, посмотри на девочку. Ей не терпится уйти. – Петра передала расписание. – Пора на занятия?

– Да, я собиралась в университет. Последний день летних курсов. – Натали удовлетворило расписание. Все осталось по-прежнему. Пять смен с четырех часов дня до закрытия, среды и воскресенья – выходные. Она убрала листок в сумку. – Отлично, спасибо. Э… пока.

Она выскользнула из кофейни, к счастью, избежав очередных отеческих объятий Нико. Но, когда уходила, словно дуновение теплого ветерка, девушка спиной ощущала их с Петрой любовь. Она поспешила в аномальную даже для лета жару, которая стала казаться теперь гораздо терпимее.



Натали провела несколько часов в библиотеке университета Сан-Франциско, работая над заполнением налоговых деклараций для воображаемых клиентов. В летние месяцы в библиотеке было тихо, она не встретила никого со своего курса, и никто с ней не разговаривал. Девушка работала уверенно, испытывая удовлетворение, когда полученные цифры складывались в аккуратные ряды. Потом она на старом ноутбуке «подала» налоговые документы в университетскую программу-симулятор и, положив подбородок на ладони, улыбнулась, когда их «приняли» без замечаний.

Еще одна отличная оценка, еще один шаг на пути к выпуску. Натали решила, что родители гордились бы ею.



Клуб «Кайри» представлял собой крошечное помещение под огромным баром с названием «Де Люкс». Во времена сухого закона здесь продавали алкоголь, поэтому владельцы гордились этой репутацией и старались ее поддерживать. Натали, вооруженная паролем, который ей дала Либерти, подошла к жуликоватому на вид вышибале в переулке рядом с «Де Люксом».

Она показала ему свои документы и пробормотала:

– Вельветин.

– Благодарю, крошка.

Вышибала придержал для нее дверь, ведущую на уходящую вниз лестницу. На своих невысоких каблуках Натали осторожно спустилась в небольшой зал, окрашенный в перламутрово-розовый цвет и освещенный причудливыми бра на стенах. Перед крошечной сценой располагалось двадцать маленьких столиков, покрытых кружевными скатертями. В центре каждого горела кандела. Туда-сюда сновала пара официанток, предлагая напитки. Здесь царила атмосфера таинственности, от каждого посетителя так и веяло ощущением превосходства из-за того, что он знал о существовании «Кайри» или участвовал в чем-то недозволенном. Насколько было известно Натали, ничего незаконного в «Кайри» не происходило, не считая разрешения курить, хотя штат уже давно запретил это дело в общественных местах. В центре первого ряда девушка заметила Маршалла Гранта – широкоплечего, рыжеволосого, элегантного красавца в дорогом костюме – и поспешила к нему.

– Она явилась! – воскликнул Маршалл. – А я уже думал, ты меня бросишь.

– Ни за что. – Она поцеловала друга в щеку и внимательно осмотрела его с ног до головы. – Почему в костюме? Ты только с работы?

– О, милая, не спрашивай. – Маршалл махнул рукой. – У этих ублюдков нет понятия о приличиях. Нас задержали, чтобы разобраться с какой-то ерундой в счетах Каслманов. И всей этой суматохи можно было бы избежать, если бы они поступили, как я советовал, и проверили счета леди и лорда Каслман еще два года назад. Тебе бы понравилось. Но Либерти оторвала бы мне яйца, если бы я опоздал, поэтому вот он я в этом скафандре. – Он глотнул из бокала – как обычно, джин с тоником – и взглянул на нее. – Но ты только посмотри на себя, мисс Клепальщица![5] Мы что, попали в прошлое? Ты одета, словно сейчас сорок пятый год! Кажется, мне грозит призыв в армию. Но, если серьезно, мне нравится твоя прическа.

Натали просияла. Она только на прошлой неделе откопала это платье среди кучи других на вешалке в винтажном магазине, и это оказался тройной выигрыш: оно идеально село на ее миниатюрную фигурку, стоило сорок долларов, и никто его еще не нашел. Бледно-желтое с узором из фиолетовых цветов, струящейся юбкой и пуговицами до самого воротника, платье было пошито в классическом стиле сороковых. Натали подобрала волосы и заколола их так, что теперь они ниспадали на плечи густыми каштановыми локонами. Немного черной подводки и красной помады, и она улыбнулась своему отражению в зеркале ванной. Исчезла простая, ничем не примечательная студентка экономического факультета, а вместо нее появился некто из другого времени. Времени, когда мужчины вели себя как истинные джентльмены, а молчание дамы воспринималось как таинственность и особое очарование. Натали выглядела гламурной и потому позволила себе чувствовать себя таковой. Когда мимо прошла официантка, девушка заказала «Харви Волбенгер»[6].

– Ты так и светишься сегодня! – промурлыкал Маршалл. – Что случилось?

– О, ничего. – Мысли Натали обратились к Джулиану Ковачу. – Ничего, – повторила она, но улыбка угасла, потому что в действительности в тот день между ней и Джулианом ничего не произошло. И из-за того, что она, как всегда, молча позволила парню выйти за дверь, ничего и не произойдет.

– Ну, если и так счастлива, то просто взорвешься, когда я заранее вручу тебе подарок на день рождения. – Маршалл похлопал по неприметной сумке у ног.

– Что это?

– Подожди, начинается шоу. – Свет приглушили, и негромкие разговоры вокруг смолкли. – Достаточно сказать, что, будь я гетеросексуалом, сегодня мне бы точно обломилось.

– Мечтай, – ухмыльнулась Натали.

Когда они встретились, Маршалл учился на той же специальности, только на два курса старше нее. Их пути регулярно пересекались, они даже вместе посещали несколько предметов, прежде чем он выпустился в прошлом году. Натали думала, что теперь они пойдут каждый своей дорогой, но парень настоял на продолжении дружбы. Кроме того, через Маршалла она познакомилась с Либерти. И именно в такие моменты, в темноте небольшого клуба, сидя в красивом платье и попивая коктейль, Натали испытывала искреннюю признательность судьбе за то, что та подарила ей таких друзей. Только благодаря душевной чистоте и внутренней силе этих двоих она могла считать их таковыми, потому что дай Натали волю, и они бы уже давно бросили ее. Оба имели массу друзей, и ее поражало, что они приняли простую застенчивую девушку под свои разноцветные крылья.

На сцене отсутствовал занавес, но вспыхнул небольшой круг света, и откуда-то сбоку в него шагнула Либерти Честейн. Она тоже оделась в стиле сороковых, но это был наряд танцовщицы захудалого ночного клуба: порванные колготки в сетку, шпильки и тонкая розовая кофта поверх черного трико. Темные волосы девушка гладко зачесала назад и для пущего эффекта затемнила один глаз. Позади нее три танцовщицы в похожих костюмах приняли томные, трагические позы. Никто не объявил номер, не произнес вступительных слов, просто помещение наполнили первые ноты «Mein Herr» из мюзикла «Кабаре», и Либерти начала петь.

– Она посвятила ее мне! – радостно захлопал в ладоши Маршалл. – Она моя!

Натали слабо улыбнулась. Для нее не стало неожиданностью, что подруга посвятила свое выступление Маршаллу. Ничего удивительного.

Натали показалось, что Либерти вложила в свое исполнение больше страданий и страсти, чем рассчитывали композиторы. Вместо лукавого, дерзкого прощания непостоянной женщины с мужчиной, которому стоило бы думать головой, ее интерпретация вышла скорее ироничной. Ее Салли Боулз ругала себя за очередной неудачный роман, в котором она не смогла сохранить верность. Каждая строчка была перевернута, словно бы направлена внутрь, и результат, по мнению Натали, получился поистине впечатляющим. Слишком зрелищно для довольно скромного зала и крошечной сцены. Натали решила, что подруге пора уже прославиться. Во время последнего припева Либерти и ее подтанцовка уже топали ногами и обращались к аудитории словами песни. Небольшая толпа отвечала ревом одобрения.

– Брависсимо! – кричал в перерывах между свистом Маршалл. – Говорю вам, эта девушка далеко пойдет.

Целиком и полностью разделяющая его восторг Натали вытерла слезы, которые неизменно наворачивались на глаза из-за ярких эмоций.

На сцене Либерти поклонилась и поблагодарила зрителей.

– Так легко вам от меня не избавиться. Позвольте смочить горло, и я вернусь.

Под бурные аплодисменты она с танцорами покинула сцену. Свет снова включили, и посетители вернулись к разговорам, курению и выпивке. Через несколько минут появилась Либерти в кимоно поверх костюма Салли Боулз и с коктейлем в руке. Она остановилась поболтать со знакомыми за одним из столиков, а потом наконец упала на стул рядом с Маршаллом.

– Привет, мои дорогие! – рассмеялась она, целуя Натали в щеку. Маршалл тоже потянулся за поцелуем, но Либерти ухмыльнулась и оглядела его костюм. – Кто-то умер?

– Диско, и я все еще горюю.

Она потрепала его по щеке, а потом ущипнула.

– Что, без поцелуя? – простонал он.

– Переживешь. Итак, – Либерти зажгла сигарету и выдохнула дым, а потом повернулась к Натали, – что думаешь? Я очень рада, что ты пришла!

– Я тоже, – отозвалась Натали. – Потрясающий номер. Ты безумно талантлива, Либ.

– Спасибо, дорогая, – просияла подруга. А затем повернулась к Маршаллу: – Ну?

– Чистая магия, дорогая.

– Спасибо, милый, – ответила она. – Подожди, тебя еще ждет финал.

– Не срази всех наповал, пока я не вернусь из комнаты для мальчиков. – Маршалл поднялся на ноги. – И если увидите официантку, то передайте ей, что я хочу другой джин с тоником, а не как вчера.

– Да, дорогой, – сказала Либерти.

– «Сапфир», – добавил Маршалл, – а не то дерьмо.

– Настоящая дива.

Провожая его взглядом, пока парень грациозно скользил между столами, Либерти выпустила из носа двойную струйку дыма.

Натали одарила ее понимающим взглядом.

– Либерти.

– Да-да, я жалкая. Знаю.

– Но он такой… – Натали развела руками, не найдя слов.

1Глупый (исп.).
2San Francisco Municipal Railway (также употребляются названия SF Muni и Muni) – муниципальная железная дорога Сан-Франциско.
3Windex (англ.) – стеклоочиститель голубого цвета.
4Милая (греч.).
5Аллюзия на картину Нормана Роквелла «Клепальщица Рози».
6«Харви Волбенгер» (англ. Harvey Wallbanger – Харви Стенобой) – алкогольный коктейль на основе водки, ликера Galliano и апельсинового сока.