Альянс неудачников. Первая зима

Tekst
42
Arvustused
Loe katkendit
Märgi loetuks
Kuidas lugeda raamatut pärast ostmist
Kas teil pole raamatute lugemiseks aega?
Lõigu kuulamine
Альянс неудачников. Первая зима
Альянс неудачников. Первая зима
− 20%
Ostke elektroonilisi raamatuid ja audioraamatuid 20% allahindlusega
Ostke komplekt hinnaga 4,57 3,66
Альянс неудачников. Первая зима
Audio
Альянс неудачников. Первая зима
Audioraamat
Loeb Амир Шакиров
3,01
Sünkroonitud tekstiga
Lisateave
Альянс неудачников. Первая зима
Šrift:Väiksem АаSuurem Aa

Глава первая. [Сержант] Подслушанный разговор

Темнота. Абсолютная, пронзительно-чёрная, не нарушаемая даже малейшими проблесками света. Тишина. Не слышно ни звука моих шагов, ни биения сердца. И холодная шершавая стена, которой я периодически касаюсь пальцами левой руки. Я куда-то медленно шагаю в темноте, и эта стена позволяет мне удерживать правильное направление. Как я здесь очутился? Давно ли уже бреду в кромешной тьме? Что это вообще за место? Эти вопросы почему-то не волновали меня. Откуда-то я знал, что ответов на них всё равно не получу никогда, так что нечего было и забивать голову ненужными размышлениями и сомнениями. Главное было идти и идти вперёд. Упорно и размеренно передвигать ноги, не забывая иногда сверять направление с шершавой и холодной стеной. Почему-то я был уверен, что там впереди меня ждёт нечто действительно важное.

Стой! Дальше ни шагу. Просто слушай.

Голос раздался внутри моей головы, и я даже не был уверен, что какие-либо звуки действительно прозвучали в окружающей меня темноте. Тем не менее послушно и резко остановился. Нога замерла в пустоте, не нащупав на очередном шаге твёрдой поверхности. Обрыв? Очень похоже на то. Я отступил на полшага назад и вдруг… отчётливо услышал заданный строгим тоном вопрос.

– Ну и зачем это было нужно?

Незнакомый властный голос донёсся справа. Судя по ощущениям, говоривший находился всего в паре шагов от меня, вот только я так и не смог никого разглядеть в той стороне, протянутая же рука нащупала лишь пустоту. И вообще, он ко мне обратился или к кому-то другому? А если ко мне, что я должен отвечать на этот странный вопрос? Пока я размышлял, спросившему ответил другой голос из темноты.

– В смысле «зачем»? Демоны показали себя сильными фигурами в предыдущих партиях, так что моё желание ввести их в игру выглядит вполне оправданным.

Лишь с огромным трудом я подавил рвущийся наружу вскрик, поскольку сразу же узнал второго говорившего. Господин в старомодном костюме! Тот самый, с кем я разговаривал в ресторане, и который перенёс меня в другой мир. Валлар, как называл крылатый мальчишка-вэйр это невообразимо древнее и могущественное существо. Один из одиннадцати бессмертных, создавших новый мир как игровое поле для како-то сложной, непонятной простым смертным партии. Неужели я каким-то образом попал на собрание валларов? О том, что беседующих больше, чем двое, я уже понял по доносящимся со всех сторон обрывкам фраз, приглушённому смеху и звону бокалов. А между тем первый голос уточнил.

– Речь не о том, Зло. Твоё увлечение демоническими расами давно известно, и таким ходом ты остальных не удивил. Я спросил про твои так называемые «дары» группе смертных, больше похожие на проклятия.

– Я тоже хотела бы обсудить это, – третий голос однозначно принадлежал женщине, причём находилась эта участница собрания, судя по всему, на том самом месте, где стоял я сам. Однако я вообще не чувствовал её тела и одежд, словно говорившая была бесплотным призраком! – Лично у меня очень много вопросов возникло после твоего вмешательства в игру. Ты отторг группу людей, наградив их несмываемыми метками и сделав изгоями. Противопоставил остальным игрокам и закрепил этот раскол, собрав в «Альянсе Неудачников», из которого игроки не смогут выйти до конца жизни. Я считаю, что ты грубо ограничил свободу выбора этих людей и направил их на путь зла, искусственно на ровном месте создав конфликт. А это, знаешь ли, нарушает правила нашей игры.

Альянс Неудачников? Вот это да! На своём собрании валлары обсуждают меня и мою группу! Я и раньше внимательно прислушивался к этим странным переговорам во тьме, сейчас же и вовсе сконцентрировался, чтобы не пропустить ни единого слова, поскольку обсуждаемая тема оказалась самой что ни есть актуальной для меня и моих спутников.

– Любовь, ни на одном своём ходу я не допустил даже малейших нарушений правил игры, – не согласился мой старинный жутковатый знакомый. – Вот когда Хаос вводил в этой партии драконидов, мухлюя и грубо подтасовывая события, правила действительно были нарушены. Или когда ты сама в прошлой партии пообещала своему любимчику Парису красивейшую из смертных женщин, чем нарушила правила и баланс сил игрового мира. Помнишь, какой огромной кровью закончилось тогда твоё вмешательство? Сейчас же всё гладко. Непримиримый конфликт между небольшой группой игроков и остальными обитателями восьмой «песочницы» возник несколько раньше. Ещё когда лидер «группы неудачников» своим вмешательством в честный ход испытания сменил главу одного из сильнейших кланов шерхов, что привело к войне шерхов с людьми и многочисленным жертвам с обеих сторон. А затем когда тот же самый игрок не стал возражать против планов своей подчинённой, кстати тоже шерха по расе, выкрасть дочку правителей крупнейшего клана людей восьмой «песочницы». Так что я вовсе не склонял этих игроков ко злу. Зло в них содержалось изначально.

Я аж задохнулся от возмущения, настолько однобоко и пристрастно были описаны мои поступки. Всё было совсем не так! Я вовсе не желал большой войны и наоборот всеми силами пытался сгладить назревающий конфликт между людьми и шерхами. И уж совершенно точно не хотел ссориться с могущественной Викторией Бастет и всячески отговаривал длинноухую Охотницу Аниту Ур Вайе от поспешных действий. Кто же знал, что девушка-шерх настолько привяжется к спасённой ею человеческой малышке, что решит выкрасть девочку из охраняемого замка супруги Фараона?!

А между тем спор валларов продолжался. Новый участник вступил в беседу и посетовал на то, что Зло, хоть и не нарушает правила открыто, но подозрительно часто вмешивается в судьбы нескольких своих протеже и подталкивает их к нужным решениям, что привело уже к глобальным последствиям для всего игрового мира. А потому стоит немедленно запретить дальнейшие вмешательства, иначе другие участники Большой Игры будут вынуждены принимать ответные меры.

– Без проблем, Доблесть, мне эта кучка неудачников уже неинтересна, и вытягивать их из ловушки, в которую они сами по собственной глупости угодили, я не собираюсь. Свою роль неудачники уже сыграли, введя в игру расу демонов, так что теперь заплатят жизнями за свои ошибки и за свою глупость. Причём много времени это не займёт. Замок окружён, припасов почти нет, так что уже через несколько дней от «Альянса Неудачников» останутся лишь воспоминания. Прощать своих непримиримых врагов не станут ни люди, ни шерхи.

А вот теперь слушай особенно внимательно. И запоминай.

Снова в моей голове раздался голос, после чего валлар, которого господин в старомодной костюме только что назвал Доблестью, выступил с речью.

– Не соглашусь с поспешными выводами о неизбежности смерти членов «Альянса Неудачников». В полдень перегруппировавшиеся и получившие подкрепление шерхи снова атакуют осаждающие старую крепость отряды людей, и у группы неудачников появится шанс выскользнуть из смертельной ловушки. Если игроки не будут терять времени и направятся прямиком на юго-запад к границе «песочницы», до которой буквально рукой подать, то вполне могут ускользнуть и от людей, и от шерхов.

– И что с того, что они пересекут барьер? – снова высказалась женщина, которую остальные валлары называли Любовью. – На юго-западе от восьмой «песочницы» на многие дни пути лишь голые скалы и заболоченные низины между ними. А ещё видимо-невидимо хищных тварей, которые ещё никогда не встречали людей, но совершенно точно не прочь полакомиться человечиной. Отряд неудачников не успеет до наступления холодов пересечь эти опасные земли и выйти к тёплым благословенным берегам южного моря. Так что они всё равно обречены.

– Да, до наступления холодов всего семнадцать дней, – легко согласился с собеседницей Доблесть, – а зима в том краю ужас насколько суровая. Но всё же я верю, что «Альянс Неудачников» найдёт место для зимовки. И выживет, несмотря ни на что! Мне импонирует неунывающий глава «Альянса Неудачников», а ещё больше его рыжий котёнок. И я ставлю на них!

После этих ободряющих слов я вдруг почувствовал, как некая невидимая сила схватила меня за шиворот и потащила обратно в темноту, из которой я недавно пришёл. Понятно. Мне позволили подслушать лишь краткую касающуюся лично меня и моих спутников часть беседы могущественных Игроков, после чего грубо вышвырнули с собрания валларов.

* * *

– Сержант, ты уверен, что люди Фараона отвлекутся? Уж больно много их тут собралось…

Вместе с Разведчицей Варей Толмачёвой я стоял на верхней площадке высокой угловой башни, откуда мы оба с тревогой рассматривали бесчисленные костры вокруг старой крепости.

Эх, упустили мы время! Нужно было сразу, не дожидаясь наступления утра, уходить из Южных Руин после того, как мы одолели грозного Минотавра и его смертоносную супругу Ламию. Но уж слишком все мои друзья вымотались, как за время тяжёлого сражения с двумя легендарными чудовищами, так и за весь предыдущий день. Решение отдохнуть и выспаться казалось тогда правильным, к тому же выходить ночью из безопасного убежища на устланное мертвецами поле, на котором пировали вурдалаки и прочие зубастые твари, тоже никому не хотелось. Кто же мог тогда знать, что ночью к Южным Руинам прибудет целая армия «Новых Фараонов», и вооружённые хорошим стрелковым оружием отряды возьмут в кольцо осады старую полуразрушенную крепость?

– Надеюсь, я не ошибся, и наши противники сцепятся меж собой. А если нет, подождём следующего вечера. Народу тут на относительно небольшом пространстве собралось слишком много, и меры безопасности они не соблюдают. Ночные бестии быстро покажут беспечным людям, насколько те лёгкая добыча…

Раздавшийся глухой стук и появившееся в полуметре от моей головы облачко каменной пыли лишний подтвердили, что противник не дремлет, и вражеские стрелки даже в утренней туманной дымке уже пытаются пристреляться по мелькающим на башне силуэтам. Подходить близко к древним стенам «Новые Фараоны» не могли из-за включённой защиты, очень быстро буквально в считанные секунды сжирающей очки здоровья. И потому отряды людей разбили свои палатки и развели костры метрах в двухстах от стен. Двести метров – вполне прицельная дистанция даже для созданного уже в этом мире не самого точного огнестрельного оружия, которого у наших противников хватало. Не говоря уже о винтовках и автоматах старой Земли, которые на такой дистанции позволяли уверенно поражать цели. И потому мне с Разведчицей приходилось прятаться и осторожно выглядывать в узкие бойницы, изучая расположение отрядов Фараона.

 

Противников было много. Жаждущий мести за похищенную дочь лидер крупнейшего человеческого клана нагнал живой силы просто без счёта. Тысячи две бойцов как минимум. Может даже больше. И костры наши противники развели очень часто, через каждые двадцать-тридцать метров. Единственный шерх в моём отряде девушка-охотница Анита Ур Вайе может и имела шанс в невидимости проскользнуть незамеченной сквозь кольцо оцепления, хотя тоже вряд ли. Тепловизоры и инфракрасная оптика позволяли прекрасно видеть представителей расы шерхов, и наверняка у каких-то наших противников такие приборы имелись. Но даже если и нет, шерхов можно было увидеть и без сложной оптики старого мира, если выбрать модификацию «Ночное Зрение» к навыку Зоркий Глаз, а может и ещё какими-то способами, так что возможность уходить в невидимость вовсе не гарантировала спасение из осаждённой крепости.

– Я бы не слишком надеялась на ночных бестий, – с сомнением покачала головой дочь Инженера. – Мы ведь никаких бестий не встретили, когда стояли лагерем возле Южных Руин. Возможно, они и вовсе не появляются тут. А если появляются… даже представить страшно, что тут произойдёт. В посёлке Орши-Ур тогда собралось всего полторы-две сотни людей, а ночные твари появлялись просто невиданные по силе. А тут сразу пара тысяч! Это будет кровавая бойня, причём нас тоже может задеть. Тем же фиолетовым подземным червям каменные стены и магический барьер не помешают проникнуть в нашу крепость.

– Согласен, Варя, мы здесь как десерт для ночных бестий, за который они примутся после уничтожения людей под стенами. И нужно уходить из крепости до наступления вечера, если мы не хотим прямо тут растратить наши жизни.

Я тяжело вздохнул. На словах решение уходить из Южных Руин выглядело логичным и единственно правильным, вот только как это сделать на глазах целой армии «Новых Фараонов»? Мы конечно могли воспользоваться подземным ходом и выйти за пределы кольца осады, хотя и там у реки враги вполне могли обнаружить наш отряд и быстро уничтожить. Вот только подземный ход был достаточно узким и низким, и им совершенно точно не могли воспользоваться огромный жуткий восьмилап Болотная Хозяйка и наш основной грузовой зверь гига-варан Атлант, на котором я планировал вывезти тяжеленный генератор защитного поля. Бросать столь ценных питомцев я не собирался, и потому оставалось лишь уповать на свой удивительно яркий запоминающийся сон и полученную от валларов подсказку, что в полдень на «Новых Фараонов» ожидается атака шерхов, что даст моему маленькому отряду шанс на спасение. Так что оставалось лишь ждать и готовиться к прорыву.

Прежде всего нужна была крепкая повозка, на которой возможно будет вывезти тяжеленный генератор защитного поля и все ценности, которые мы обнаружили и собрали в древней крепости. Старинные книги и свитки на непонятном языке. Инструменты. Ткани. Вяленое мясо и бутыли с вином. Съестных припасов нашлось немного, буквально на два-три дня, но даже имеющиеся запасы радовали. Без еды мы и вовсе оказались бы в катастрофическом положении. Одежда. Множество шкур животных, пусть и не всегда в хорошем состоянии, но всё же годных для выделки и пошива тёплой одежды. Найденные в древней крепости шкуры и звериные кости подтверждали слова Картографа, что сам Минотавр человечиной не питался. Отдельным призом нам досталась старая сброшенная Ламией кожа, прочная и при этом удивительно мягкая. Редкий и очень ценный материал, из которого Маргарита Овчинникова и Варя Толмачёва обещали сшить всем членам «Альянса Неудачников» непромокаемую одежду.

Оружие. Минотавр собрал богатую коллекцию клинков и топоров, самые интересные экземпляры из которой повесил на стену в большом зале, остальное просто свалив грудой в одной из комнат замка. Мои спутники порылись в коллекции холодного оружия хозяина замка и подобрали себе приглянувшиеся экземпляры. Я тоже заменил свой простой топор-колун на более тяжёлый и широкий боевой топор, выкованный из странного тёмного металла. Также присмотрел себе острейший кривой нож-кукри со светящимися фиолетовыми рунами на лезвии и даже нашёл к нему подходящие ножны. А вот огнестрельное оружие Минотавра почему-то совершенно не интересовало, и такого в замке не нашлось, как и патронов к нему.

Изготовлением повозки, на которой мы собирались вывезти все вышеописанные ценности, как раз и занимались сейчас наш Инженер Макс Дубовицкий и Механик Эдуард Самарский. Подходящая телега нашлась во дворе, хотя и со сломанной осью и одним отвалившимся колесом. Теперь требовалось привести её в порядок, починить, укрепить и обшить щитами для защиты от обстрела сидящих в повозке людей, а главное придумать, как запрячь в телегу огромного гига-варана. Ассистировал Инженеру и Механику один из четырёх пленников, спасённых от Минотавра и его людоедки-супруги – уже немолодой и с заметной сединой в бороде, но при этом высоченного роста и физически крепкий Ярослав Питерский, Плотник 39-го уровня, чьи сильные руки и грудь были обильно покрыты тюремными наколками.

Признаться, тюремные татуировки Ярослава меня насторожили – уж слишком свежи были воспоминания о Фартовом и его коварстве. Но Плотник объяснил их «ошибкой молодости» и «лихими девяностыми», после чего заверил, что порвал с криминальным прошлым более двадцати лет назад. К тому же Ярослав сам вызвался помогать и при этом заявил, что рад возможности сбежать от «Новых Фараонов», где он был человеком третьего сорта, вынужденным фактически забесплатно гнуть спину на правителя клана и его многочисленную охрану, мало чем отличаясь от бесправного раба. В армии Фараона наш новый знакомый как раз и занимался обслуживанием лёгких колесниц и повозок, так что его умения и навыки действительно могли пригодиться моей группе.

Но вот другие трое бывших узников Минотавра, среди которых оказался молодой паренёк Лучник и женщина Надзиратель, а также крепкий Боец расы шерхов, помогать отказались и вообще старались всячески дистанцироваться от меня и моих людей. Шерх с гордым видом молчал, люди на задаваемые вопросы отвечали односложно и крайне неохотно. По-видимому, эти трое надеялись вернуться к прошлой жизни и снова влиться в состав своего клана или «Новых Фараонов». Наивные. Было же чётко сказано валларом, что выйти из «Альянса Неудачников» не дано никому, а потому они в любом случае станут среди шерхов и людей Фараона белыми воронами, к которым отношение будет настороженным и даже негативным. Но раз уж эти трое упирались, не желали сотрудничать и позиционировали себя как врагов, я велел запереть всех троих в подвале и для охраны приставил к двери Тьму – Химероидная Пума 86-го уровня одним своим видом отбивала всякое желание вскрывать дверь и выходить к ней. Оставался правда ещё вариант, что оказавшиеся вместе в одной тюремной камере люди и шерх вцепятся друг другу в глотки. Но расклад сил был примерно равным, к тому же физически и эмоционально все трое узников были опустошены, желая лишь скорейшего освобождения и окончания кошмара.

Ещё одна пуля просвистела возле моей головы, а затем со стороны противника застрочил пулемёт, отчего мне пришлось падать на пол и прятаться за крепостной стеной, прикрывая голову от сыплющейся каменой крошки. Постепенно светало, и потому находиться на обзорной вышке становилось опасно.

Но главное я уже успел заметить. На юго-западе, куда советовал моему отряду направляться валлар, действительно иногда можно было разглядеть всполохи энергетического барьера, ограждающего начальную зону от большого мира. Не «рукой подать», как говорил валлар в моём сне, но от свободы нас отделяло всего восемь-десять километров.

– Сержант, посмотри вон туда на большую палатку! – осторожно выглянувшая в бойницу Разведчица указала рукой направление.

Я привстал и тоже глянул в узкий каменный проём. Командирский шатёр стоял поодаль от остальных палаток «Новых Фараонов», а стоящего возле него человека я узнал даже с такого достаточно большого расстояния. Морок! Столп Фараона, один из приближённых к лидеру клана игроков и при этом очень сильный псионик. Именно Морок и командовал осаждающей древнюю крепость армией «Новых Фараонов». А ведь где Морок, там и его прихвостень Фартовый, с которым у меня имелись давние счёты. Этот уголовник сразу по приходу в новый мир убил и ограбил меня, после чего несколько раз и сам погибал от моей руки. Но главное этот подлый тип мог отслеживать меня, постоянно видя маркер направления и разделяющее нас расстояние. Плохо. Очень плохо. Укрыться от такого противника невозможно даже в темноте и густом тумане, Фартовый постоянно будет видеть моё местоположение. Эту проблему нужно было как-то решить…

И кажется я придумал способ. Рыжий котёнок мог надолго вывести уголовника из игры, наслав на него свои проклятия. Насколько я знал, в арсенале моего питомца имелась даже Парализация, которая гарантировала несколько часов обездвиженного состояния жертвы. Этого было более чем достаточно.

– Ты не видела Ваську? – поинтересовался я у девушки, с надеждой рассматривающей собирающиеся на горизонте тучи.

Погода действительно портилась, что было нам на руку. Больше шансов уйти от погони, если конечно предварительно удастся решить проблему Фартового. Именно для этой цели я и спросил у Разведчицы про котёнка, которого не видел с самого пробуждения, но который частенько находился рядом с дочерью Инженера. Маленький Теневой Проклинатель неплохо поработал ночью во время битвы с Ламией и сейчас наверняка беззаботно дрых где-то. С этого пушистого излишне независимого балбеса вполне стало бы проспать весь день где-нибудь на чердаке и пропустить всё на свете. А между тем котёнок, а точнее его способности к скрытности и магии проклятий, мне были нужны прямо сейчас. Котёнок мог бы выйти из крепости через подземный ход, а затем в невидимости подкрасться к палатке Морока и нейтрализовать Фартового, а в идеале ещё и его страшного хозяина. Этого бы вполне хватило для дезорганизации наших врагов, и во время битвы мы могли бы прорвать сквозь заслоны людей и шерхов.

Но ответ Вари, виновато опустившей голову и сразу стушевавшейся, меня поразил.

– Не хотела тебе говорить, Сержант. Точнее, Василий просил меня пока молчать об этом. Котёнок ночью рылся среди свитков и книг, и похоже нашёл что-то важное. А потому собрал всех приручённых тобой крыс и ушёл с ними в подземный ход. Я проснулась от писков и шороха, вышла в коридор и обнаружила Ваську с его серой свитой. Спросила, куда котёнок направляется, но Василий ответил что-то непонятное. Про какую-то потерянную страницу, без которой он из песочницы не уйдёт, поскольку она необходима ему и… ещё почему-то мне самой. Причём… – Варя подняла голову и посмотрела мне прямо в глаза, – всё это котёнок проговорил не привычной азбукой Морзе, отстукивая лапкой сообщение, а нормальным человеческим голосом!